Праздник Суккот в свете радости торжества

Месяц Тишрей знаменателен своими Великими Праздниками, «Грозными Днями», которые обращены к внутреннему миру человека, — его душе, — и молитвами.

Среди них есть ещё один праздник, отмеченный радостным событием, следующий за днями Рош ѓа-Шана и Йом Кипур. В разных случаях, описанных в Торе, этот праздник называется образцом «времени радости». Конечно же, это Суккот.

Что особенного в еврейском празднике празднике Суккот?

Будучи приговорены на жизнь и смерть в Йом Кипур, мы неожиданно берём в руки «четыре вида растений», стараясь удержать этот букет как можно крепче, молим и просим о дожде и цвете жизни. Здесь нет ничего заумного, всё достаточно просто: мы хотим почувствовать уют в нашем доме, хотим успешной судьбы, желаем изобилия себе и своим близким.

С другой стороны, Суккот — это время, когда комфорт остаётся в стенах дома ради того, чтобы жить во временном пристанищесукке. По словам Талмуда (Сукка 26а), мы «обитаем» в этих шалашах, как если бы они были нашим постоянным домом. Стало быть, по еврейской традиции, в сукке занимаются приготовлением пищи. Живут в них все, даже те, кто отличается особой чистоплотностью — читают, изучают, развлекаются и даже спят в сукках.

Сукка напоминает нам о скитаниях по пустыне и пребывании в хижинах после того, как мы оставили Египет: «В кущах живите семь дней, всякий уроженец в Израиле, пусть живут они в кущах. Чтобы знали поколения ваши, что в кущах поселил Я сынов Израиля, когда выводил их из земли Мицраима. Я Г-сподь, Б-г ваш» (Ваикра 23:42-43).

В Талмуде приводится объяснение (Сукка 11b) о том, что этот стих относится не только к материальным хижинам, но и к Облакам Славы, которые Б-г с любовью распростёр над израильским лагерем, чтобы защитить народ во время его скитаний.

 

Любовь и радость в праздник Суккот

Это животрепещущее событие мы лучше поймём, когда внимательнее прочитаем описание исхода из Египта у пророков. Пророк Ирмеяѓу с особой теплотой вспоминает дни исхода евреев из Египта; Б-г сказал пророку, что этот исход напоминает ему спасение девицы, оставленной в бедственном положении в Египте, и вот Всевышний избавляет ее. Любимая, любящая, но больная невеста — еврейский народ — ковыляет за Б-гом по пустыне, где живёт в шалаше: «Иди и возгласи вслух Иерусалима, говоря: так сказал Г-сподь: Я помню о благосклонности ко Мне в юности твоей, о любви твоей, когда ты была невестою, (как) шла ты за Мною по пустыне, по земле незасеянной» (Ирмеяѓу 2:2).

Радость Суккот состоит в том, что мы празднуем торжество любви. Мы оставляем свои «постоянные» дома ради жизни во времянках во имя пребывания под кровом Творца; все иллюзии наших фундаментальных  построек, доставляющих нам либо комфорт в дни благоденствия, либо хлопоты, когда нависает над нами угроза, — все это остается в далёкой перспективе, ибо мы сосредоточены на единственной причине стабильности нашей жизни, — и это причина — Всевышний.

«Путешествие» в дни Суккот напоминает нам израильтян, оставивших единственное место, которое было для них постоянным кровом, ради предвещающей неизвестность пустыни. Как ни странно, их прежние дома были местом рабства и притеснения; еврейское слово Мицраим — Египет — происходит от корня цар — тесный, узкий.

Тем не менее, любой дом — это зона повышенного комфорта, даже в том доме, где изгнана духовность и где нарушают нормы человечности. Даже в таком доме люди зачастую превосходно себя чувствуют и предпочитают его пугающей неизвестности. К сожалению, порой люди не имеют достаточной силы воли покончить с оскорбительным обращением по отношению к самим себе. Постоянно унижаемая, с разбитой вдребезги душой и ничтожной самооценкой, жертва считает такой дом своим родным домом, а своё бедственное и убогое положение — заслуженным наказанием. Подобно тому, как это происходит с человеком, то же самое может случиться и с целым народом.

Б-г взял евреев за руку и сказал: «Ни ты, ни кто-либо другой не заслуживают такого обращения!» Во времена Торы, когда упоминается об отношении к бедным, слабым или лишённым гражданских прав, ценностная ориентация обычно сопровождается такими словами: «Помните, как вы были рабами в Египте».

Создатель поведал нам, как мы желанны, как мы важны, как Ему хочется убежать из Египта с нами. Евреи решились на «прыжок в неизвестность», поверив Всевышнему на слово.

В Суккот мы молимся о цвете жизни, о дожде, о нашем достоянии,  в том числе, имуществе.  Мы уравновешиваем своими молитвами нелогичность нашего временного состояния: оставляем комфорт ради того, чтобы о нём молиться, и входим в хрупкое «помещение» с шаткими стенами и утлой крышей. Мы пребываем в таком месте, где можем острее понять, что нам действительно нужно в жизни, — и это, прежде всего, не материальное достояние (каким бы удобным оно ни было). Тевье был прав, когда сказал: «Нет греха, дарующего богатство и роскошь».

Всё, что нам нужно — это любовь и смысл. Сукка подсказывает нам, что Б-г любит нас, и это ощущение рождает невероятный новый смысл в нашей жизни. Сукка — это брачный навес, где, с одной стороны, немощность мира, а с другой — могущество духовности, — и то, и другое встречается в жизни каждого.

В древности любовь Б-га к человеку выражалась через покровительственные Облака Славы. Сегодня мы чувствуем, как ни парадоксально, защиту в сукке. В ней мы живём семь дней и вспоминаем эту любовь. Как результат, мы преисполнены радости, которой нет ни в одном другом празднике. Вот почему Тора говорит, что Суккот — это торжество радости, «Праздник радости».

 

В честь помолвки моего сына Матьягу Шира Вайберга