Одна из двух основных тем нашей недельной главы — проказа. Наказание, которое посылается человеку за некоторые грехи, особенно за злословие. Человек, покрытый проказой одного из четырех оттенков белого цвета (а проказа, поражающая человеческое тело и о которой говорит Тора, бывает только белого цвета),должен покинуть стан и разбить лагерь за его пределами, в одиночестве. Но не в гордом.

Пока прокаженный ждет излечения, он должен всячески показывать свою беду, чтобы за него молились(интересно, ведь первая реакция на плохое — скрыть его, по Торе наоборот, нужно делиться бедой с окружающими, чтобы люди просили Вс-вышнего о спасении). Но излечение не приходило само — необходимо было заняться корнем проблемы. Как одиночество лечило злословие?

Любовь обсуждать чужие дела вырастает на пустом месте. От самого злословия нет удовольствия, это как есть еду, полностью лишенную вкуса. Удовлетворение человек получает от побочного продукта злословия —ощущения собственного бытия, великости на фоне того, о ком говорят. «Как я монументален и грандиозен на фоне тех дураков!» — довольно урчит подсознание.

Как говорила Элеонор Рузвельт, «большие люди обсуждают идеи, маленькие — людей». Непреодолимое желание поговорить о другом человеке, как правило, свидетельствует о душевной пустоте, незаполненности подлинной и самодостаточной жизнью.

Как и гордецы, любители злословия живут не собой, а другими людьми, потому что себя им не хватает, с собой им не комфортно. Человек — социальное существо, но для здоровых контактов с социумом ему необходим собственный внутренний стержень.

Жизнь отшельника никогда не одобрялась нашими мудрецами, кроме как радикальное средство для решения серьезных проблем — таких как злословие. Если ты живешь чужой жизнью, если ты обсуждаешь других людей и их поступки, наверное, тебе нужно помочь вернуться к себе, разобраться в себе, почувствовать себя.

И вернуться в лагерь обновленным и здоровым. А главное — вернуться собой.

Шаббат шалом!

Элиэзер Райхман