в ,

Стать ортодоксом: 8 моментов, которые меня удивили, когда я начала соблюдать

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Я все еще не была до конца уверена в своем выборе и нервничала из-за того, что мне предстоит начать жить по Торе. Как будет выглядеть моя новая жизнь?

Решение начать жить по законам Торы было самым трудным за всю мою жизнь. Однако в конечном счете оно принесло и самое большое удовлетворение. Даже когда я уже узнала достаточно, чтобы быть уверенной в том, что Бог реален, а Тора истинна, я все равно продолжала сомневаться: как будет выглядеть моя новая жизнь? Буду ли я действительно счастлива? Хочу поделиться с вами некоторыми удивительными моментами, которые я осознала, став религиозной.

1. Тора никогда не теряет свою актуальность.

Еще когда я только начала посещать уроки на тему иудаизма, я была абсолютно шокирована тем, насколько идеи 3300-летней Торы актуальны во все времена вне зависимости от сферы: начиная вопросами женитьбы и родительства и заканчивая деловыми переговорами и основами лидерства. 

Хотя устои общества и технологии постоянно меняются, основные потребности человеческого сердца остаются прежними. Глубокие взгляды Торы помогли мне и моему мужу работать над отношениями в браке, стать родителями наших четверых детей и дали необходимую мудрость, на которую мы могли ориентироваться во всех аспектах жизни.

2. Ортодоксы опровергли мои стереотипные представления о том, что все религиозные люди одинаковы.

Рассматривая для себя ортодоксальный образ жизни, я боялась зашоренности и одинаковости в людях, с которыми мне предстоит познакомиться, однако все мои новые друзья оказались такими же людьми, как я сама. Кроме того, мне было, чему поучиться практически у каждого из них — даже у тех, кто сначала не был мне важен, — я научилась такой нужной для меня вещи как скромности. 

Являются ли схожесть и однотипность проблемой в некоторых религиозных кругах? Несомненно. Но любое здоровое процветающее сообщество будет ценить разнообразие в своих рядах. В конце концов, Бог создал каждого из нас в единственном экземпляре.

3. Жизнь по Торе оказалась более естественной, чем я ожидала.

Вообще-то я не собиралась отказываться от материальных удовольствий, таких как, например, обеды в некошерных ресторанах, и была напугана высокими морально-этическими границами, которые Тора устанавливала для моего поведения. Буду ли я когда-нибудь соответствовать этому идеалу? Поэтому я очень удивилась, когда почувствовала, что мое стремление к этим стандартам осуществляется намного гармоничнее, чем можно было ожидать. 

В полном мудрости дисциплинированном жизненном пути по Торе есть свобода. Получение новых знаний о наших праздниках, истории и многовековом наследии заполнило пустоту, о существовании которой я даже не подозревала. Кроме того, я почувствовала доверие к вечным принципам Торы о том, что именно необходимо для создания крепких здоровых семей и здорового общества, особенно в связи с тем, что в современном мире определения этих понятий и ценностей меняются с головокружительной скоростью.

4. Я действительно имела значение — и как женщина, и как личность.

Поначалу меня беспокоил тот факт, что в ортодоксальном обществе я не могла считаться участником миньяна, и это было далеко не единственное проявление «гендерного неравенства». Более того, мне по-прежнему не нравится система синагог, в которых женщины оказываются в ограниченном пространстве, не видя, что происходит на мужской стороне. Но мой голос так же может быть услышан в молитве, мое исполнение заповедей, мои занятия Торой, моя цдака и мои этические действия несут точно такой же вес, как у любого другого еврея, будь то мужчина или женщина, большой мудрец или новичок. 

Еврейские женщины были важными действующими лицами нашей истории с самого начала, а уважение Торы к женщинам проявляется во множестве аспектов — например, что касается брачного договора, ктубы (что стало настоящей революцией в мировой истории), и других галахических гарантий. Сегодня одними из самых динамичных лидеров и лекторов в ортодоксальном мире являются именно женщины. Я поняла, что мне не нужен титул, чтобы оказать влияние. Я имею значение. Вы имеете значение. Все имеют значение.

5. Некоторые религиозные концепции, которые я считала христианскими, на самом деле еврейские.

Я выросла, зная, что христиане верят в идею бессмертной души и считают Бога своим близким другом, который их любит. Но эти идеи не были озвучены мне ни в консервативной синагоге, ни через моих религиозных бабушек и дедушек. 

Когда мой брат трагически погиб в возрасте 17 лет, а мне в тот момент было всего девять, идея о бессмертной душе стала бы настоящим утешением для меня в том состоянии полного эмоционального опустошения. И став взрослой, я была поражена, но при этом все же счастлива обнаружить, что эти  важные вдохновляющие идеи были и остаются именно еврейскими концепциями.

6. И ортодоксальные, и неортодоксальные евреи боятся  осуждения.

Я беспокоилась, что некоторые из моих друзей и родственников подумают, что мое решение стать религиозной несовременно и простодушно. Такой страх начавших соблюдать евреев, баалей тшува, не удивителен. Но те напряженности и проблемы, которые иногда возникают между ортодоксальными и неортодоксальными сообществами, часто скрывают за собой чувство неуверенности и среди несоблюдающих: не осуждают ли их за отсутствие религиозности?

 Мне кажется, что евреи всех уровней соблюдения должны убеждать друг друга в том, что мы — один народ, и, как мудро говорит мой муж, между нами намного больше сходства, чем различий.

7. Духовный рост — это путь длиной в жизнь.

Я решила стать религиозной 30 лет назад. Угадайте, что происходит сейчас? Я все еще ей «становлюсь». Жизнь по Торе весьма требовательна: у нас есть много правил, которым нужно следовать, и состояние внутреннего рост, к которому нужно стремиться! Естественно иногда мы чувствуем прилив энтузиазма, а иногда начинаем чувствовать, что делаем исключительно что-то по привычке. В такие моменты я пытаюсь остановиться и вспомнить, что в любых отношениях есть приливы и отливы. Я всегда могу начать там, где закончила. Мой путь не менее важен, чем его цель.

8. Бог хочет «настоящих отношений» со мной.

Между мной и Богом нет посредников. Мы молимся, используя при обращении к Богу второе лицо — ТыАта»). Это непосредственное общение один на один. 

Когда я начала изливать Богу сердце своими собственными словами, будь то разочарование, страх или благодарность, это стало настоящим освобождением и катарсисом. Чувство, что Бог заботится обо мне, моей семье, моих делах, моей карьере, преображает весь мир. Суть посыла иудаизма в том, что Бог любит каждого из нас. И наши отношения будут настолько настоящими, насколько мы сами этого захотим.

Жалоба

Проголосуйте:

0 баллов
За Против

Тяжело выполнять заповеди. Что делать?

Завет Авраама — История еврейского народа