Животные и люди – родственные, но далеко не равные творения.

Во время неформальных обсуждений и дискуссий, касающихся этических проблем, часто возникает вопрос: запрещено ли покупать продукцию, производство которой сопровождалось страданиями животных, например, испытываемую на животных косметику?

животные

Животные всегда были важной частью человеческого существования: с самого начала истории до недавнего времени, практически все люди – от самых бедных до самых богатых – жили в тесном взаимодействии с домашними животными. Поэтому совсем не удивительно, что в Торе большое внимание уделяется таким вопросам, как место животных в сотворенном мире и их отношения с человечеством.

После создания человека Господь первым делом определяет его место в сотворенном мире. Вначале мы узнаем, что только люди созданы по образу и подобию Божьему и «И сказал Бог: Создадим человека в образе Нашем по подобию Нашему! И властвовать будут они над рыбой морской и над птицей небесной, и над скотом, и над всею землей, и над всем ползучим, что ползает по земле.» (Берешит 1:26).

Адам ищет общения с животным миром, но находит его только с Хавой.

Далее Господь видит, что не хорошо быть Адаму одному (Берешит 2:18). Адам ищет общения среди животных, но находит его только с Хавой, своей женой и спутницей. Снова мы видим, что животные в определенном смысле являются созданиями, родственными человеку, но не равными ему.

После того как Тора была дарована на горе Синай, и человечество обрело свою священную миссию, этические вопросы обращения с животными обсуждались в самых разных контекстах:

  • Тора гласит: «Шесть дней совершай дела твои,а в седьмой день празднуй(от трудов), чтобы в покое был твой вол и твой осел  …» (Шмот 23:12).
  • В Шмот 23:5 мы находим следующие строки: «если увидишь осла врага твоего упавшим под ношею своею, то не оставляй его; развьючь вместе с ним». Согласно Талмуду (Бава Меция 31a), эти строки свидетельствуют о запрете страданий животных.
  • В книге Дварим 12:21 содержится заповедь, которая гласит, что перед тем как съесть, животных следует заколоть. Согласно многим комментариям, в том числе книге «Сефер а-хинух», суть этой заповеди заключается в том, что кошерный забой является гуманным способом убийства, который сводит страдания животного к минимуму.
  • Там же, 22:6-7, есть заповедь, запрещающая брать птичьи яйца или птенцов вместе с матерью. Мудрецы Талмуда объясняют, что мать страдает, когда у нее отнимают детей ее, но эти страдания можно облегчить, сохранив ей жизнь и отпустив на волю.
  • Глава 22 Дварим, посук 9 запрещает пахать землю одновременно на двух животных разных видов. «Сефер а-хинух» предполагает, что вспахивание животными разных видов вызывает у них страдания.
  • Дварим 25:4 гласит: «Не загради рта быкукогда он молотит». Объяснение находим опять же в книге «Сефер а-хинух»: животное, окруженное едой, но не имеющее возможности есть, испытывает муку.

Во всех этих заповедях мы видим, что они далеко не ограничиваются простым запретом активного проявления жестокости по отношению к животным. В большинстве случаев они предписывают принимать всевозможные меры, чтобы облегчить страдания братьев наших меньших.

Этические обязательства перед животными соизмеримы с пользой, которую они приносят.

Кроме того, следует отметить, что все заповеди имеют существенные ограничения. Предоставлять отдых в субботу нужно только животным, принадлежащим еврею, который сам соблюдает Шаббат. Кошерный забой является обязательным требованием, только если животное предназначено для пищи, а не для, скажем, снятия кожи. Несмотря на запрет вспахивания двумя видами животных одновременно, нигде не сказано, что их нельзя подвергать тяжелому труду.

живот

Я считаю, что эти два аспекта взаимосвязаны. Этические обязательства перед животными соизмеримы с пользой, которую они нам приносят, а также с глубиной нашей связи с ними. Животные, которые работают для нашего блага всю неделю, должны отдыхать в субботу; животным, которые помогают переносить грузы, необходимо помогать в случае перегрузки; животных, которые обеспечивают нас жизненно необходимыми средствами к существованию, следует убивать гуманным способом.

Без сомнений, жестокость не допустима по отношению к любым живым существам, однако необходимо также соблюдать обязательства более высокого уровня, соизмеримого с глубиной нашей взаимосвязи и степенью получаемой от животного выгоды.

В этом содержится ответ на то, что некоторые считают парадоксом еврейского подхода к животным: если иудаизм признает этические обязанности по отношению к животным, почему он позволяет использовать их в своих интересах? На самом деле, обязанности по отношению к животным являются следствием той пользы, что мы получаем от них. Этические обязанности не возникают на пустом месте; обычно они являются результатом сопереживания и взаимности. Взаимность не означает услуга за услугу; животные не объявят забастовку и не откажутся работать, если люди будут относиться к ним жестоко. В этом контексте, взаимность означает, что мы признаем степень пользы, которую приносят животные, и благодарим их за это, устанавливая стандарты гуманного обращения.

Решение парадокса

Несмотря на вышесказанное, некоторый парадокс все же сохраняется. Нам не позволено неоправданно причинять боль любому животному, но если в том есть действительная потребность человека, то причинение страданий не считается жестокостью. По этой причине допустимо и правильное использование животных в медицинских экспериментах, которые, как ожидается, приведут к открытию лекарств, способных облегчать страдания человека. Но именно эта польза и связывает нас строгими обязательствами проявлять заботу о животных.

CHelovechnost-eto-chto-takoe-2

Хотя запрет на страдание животных не ограничивает их использование для важных человеческих потребностей (даже если такое использование сопровождается страданиями животных), он подразумевает, что человек должен избегать необязательных мучений. Комментируя главу 22 стих 6 книги Дварим, Рамбан пишет: «[Божья] милость к существам с душой животных не запрещает нам использовать их для наших нужд».

Гуманное отношение к животным воспитывает гуманное отношение к людям.

Такая норма кажется более строгой, нежели принцип «баль ташхит», который запрещает нанесение неоправданного вреда или уничтожение чего-либо ценного или полезного для человека. Согласно принципу «баль ташхит» запрещен только неоправданный вред, в то время как «цаар баалей хаим» – запрет на страдания животных – запрещает также страдания, несоразмерные получаемой пользе. Великий мудрец и комментатор Талмуда рабби Пинхас бен Яир утверждает, что нанесение животному увечий означает причинение запрещенного страдания, но лишь убийство является неоправданным вредом. Мое толкование заключается в том, что нанесение животному определенных увечий может приносить некоторую пользу, которой, однако, не достаточно, чтобы оправдать причиненные страдания (Талмуд — Хулин 7б).

Еще одна упоминаемая мудрецами причина, по которой человек должен гуманно обращаться с животными, заключается в том, что такое поведение воспитывает гуманное отношение к окружающим, в то время как бесчеловечное обращение с животными может сделать человека бесчувственным по отношению к другим людям. (Исследования подтверждают, что некоторые люди, которые в детстве или юности мучили животных, в зрелом возрасте проявляют повышенную агрессию, хотя установить прямую причинно-следственную связь, к сожалению, невозможно).

В книге «Сефер а-хинух» (596) написано: «Одним из факторов, побуждающих соблюдать эту заповедь, является развитие в себе чувств сострадания и милосердия к созданиям с тонкой душевной организацией, а также выбор праведного пути и строгое ему следование. В результате такой работы над собой человек станет проявлять эти чувства и по отношению к животным, которые были созданы, чтобы служить нам».

любовь к животным-1

Также Рамбан пишет: «Воздержание [от того, чтобы забрать яйца в присутствии матери] учит нас милосердию и удерживает от жестоких действий. Жестокость [по отношению к животным] поселяется в душе человека [и направляется уже и на других людей]».