в

Телец и его мать

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Еврейский календарь устроен таким образом, что в Шабат, на который приходится недельная глава Ки Тиса, рассказывающая, среди прочего, о грехе золотого тельца, мы так же читаем Паршат Пара — отрывок, где говорится о заповеди «красной телицы». С одной стороны, связь кажется очевидной: в обоих случаях речь идет об одном и том же виде животного. Но на самом деле объяснение более глубокое.

Пожалуй, закон о «красной телице» (пара адума), о котором Всевышний рассказал Моше Рабейну, описывая возможность очиститься от состояния ритуальной нечистоты, вызванной контактом с мертвым телом — это одна из самых загадочных заповедей, упомянутых в Торе.

Мидраш пишет, что царь Шломо, «мудрейший из людей», был сбит с толку этой заповедью; и даже сам Моше, будучи тем, кто передал Тору с Небес еврейскому народу, побледнел, услышав ее, и воззвал к Богу: «Повелитель вселенной! Неужели это приведет к очищению?!»

И дело не только в том, что закон о красной телице невозможно объяснить логически — ведь существует целая категория заповедей, называемая хуким («декреты»), определяющим критерием которой является то, что они выходят за пределы человеческого понимания. Но что уникально именно в вопросе красной телицы, так это то, что другие хуким хоть в какой-то степени следуют собственной внутренней логике, а в данном случае мы видим лишь собрание настоящих парадоксов и полное отсутствие какой-либо последовательности.1

Закон о красной телице представлен в Торе с помощью фразы «Зот хукат а-Тора» — «вот закон об учении»,2 что как бы подразумевает: это высший закон Торы, заповедь, которая наиболее ярко демонстрирует сверх-рациональную природу законов Всемогущего.

Тайна смерти

Говорят мудрецы, что самое непостижимое из всех явлений нашей жизни — феномен смерти — может быть приравнено только к самой непостижимой из Божественных заповедей, а именно к очищению посредством смеси из воды и пепла красной телицы.

Несмотря на то, что сам концепт жизни не поддается объяснению, а наступление смерти представляет собой вполне следующий логике ход вещей, людям свойственно воспринимать их совершенно наоборот: смерть нам кажется совершенно непостижимой, абсолютно разрушительной для нашего ощущения реальности. Несмотря на все «доказательства» обратного, что-то глубоко внутри нас настаивает на том, что жизнь является естественным, аксиоматическим состоянием человека, а вот ее прекращение — это нарушение самого основного закона существования.

Такова, по правде говоря, и сама фундаментальная природа человека. Человеческое тело — это физическая плоть, которая связана с природой всех физических явлений. Но в ней живет ​​душа, которая является «искрой Всевышнего» и связана с вечностью и нерушимостью своего Высшего Источника — именно благодаря ней тело человека обретает жизнь. Поэтому, по сути, человеческая жизнь вечна.

Первый человек был создан, чтобы жить вечно. Но затем он нарушил Божественную волю, тем самым отдалившись от своего Источника и впустив в этот мир феномен смерти.

Наши мудрецы говорят, что когда сыны Израиля стояли на горе Синай, готовясь получить Тору, они находились в состоянии того первоначального совершенства, в котором человек впервые и был сотворен. Своим появлением Тора восстановила первозданную незапятнанную связь между Богом и человеком — в тот момент людям снова была предоставлена ​​«свобода от ангела смерти».

Но и на этот раз такое наивысшее состояние совершенной связи с Богом было недолгим. Через сорок дней после того, как народ Израиля стал свидетелем Синайского откровения, он нарушил Божественный указ «да не будет у тебя не будет других богов, кроме Меня», создав золотого тельца.3 Так смерть, спустившаяся в мир с грехом Адама и Хавы и покинувшая его во время дарования Торы, снова вернулась из-за греха золотого тельца.

Так проявляется связь между красной телицей и золотым тельцом. Мидраш описывает ее в короткой притче:

«Однажды маленький сын горничной попал в царский дворец и оставил на полу грязные следы. Увидев это, царь сказал: «Пусть придет мать этого ребенка и уберет за ним грязь». Точно так же говорит и Всевышний: «Пусть телица искупит поступок тельца».4

Интересно, что глава Тецаве, как и отрывок Паршат Пара, читается в Шабат после праздника Пурим, когда евреи начинают готовиться к Песаху. Это связано с тем, что Песах является временем, олицетворяющим абсолютную чистоту, когда мы должны быть чисты как физически — очищая свои дома от хамца, так и духовно — потому что основная заповедь этого праздника, пасхальное жертвоприношение, может быть выполнена только человеком в состоянии ритуальной чистоты. Благодаря событиям Песаха мы родились как народ и были, подобно младенцам, максимально чисты в этот период начала своего пути.

В этом мире, каким он стал после греха золотого тельца, несовершенство наших отношений с Богом проявляется в феномене смерти. Поэтому контакт со смертью порождает самую серьезную форму духовной нечистоты, которая может быть смягчена только при помощи матери золотого тельца, представляющей самую сверх-рациональную заповедь Всевышнего — пара адума.

Это и был ответ Бога на вопрос Моше: «Повелитель вселенной! Неужели это приведет к очищению?!»

«Моше, — сказал Бог, — это закон, который Я постановил».

Всевышний говорит: «Некоторые явления настолько сильно влияют Мои творения, что их можно преодолеть, только подчиняясь абсолютным законам абсолютного авторитета. Поэтому Я установил закон, который укажет вам, что делать, когда в вашей жизни вдруг встретится смерть. Этот закон относится к категории сверх-рациональных (и даже иррациональных), поскольку только такого рода постановления могут облегчить ваше восстановление. Только вооружившись силой совершенно непостижимого Божественного указа вы можете прийти в себя и подняться от абсолютного опустошения к самоопределению как живого существа.

Однако однажды снова наступят времена, когда изначальная высшая связь между человеком и Богом будет восстановлена. И на этот раз, как обещали наши Пророки, она уже будет невосприимчива к разрушению какими-либо грехами, поскольку Всевышний полностью «уничтожит влечение к злу» в сердце человека и «удалит дух нечистоты с земли», в результате чего «смерть исчезнет навсегда».

Так пусть же мы удостоимся того, чтобы это случилось в скором времени, в наши дни!


Сноски

  1. Приведу лишь несколько из многочисленных примеров не поддающихся логике особенностей этой заповеди:

a) Пепел красной телицы помогает очиститься от самого тяжелого вида ритуальной нечистоты; однако те, кто участвует в его изготовлении и в процедуре очищения, сами становятся ритуально нечистыми.

b) Чтобы считаться особенной, телица должна быть полностью красной (на всем ее теле допускается наличие всего лишь двух волосков другого цвета) — а это цвет, который в еврейской традиции ассоциируется с грехом; но при этом она должна быть идеальной, без порока и увечья, и на которую еще никогда не накладывали ярмо.

c) Тора говорит, что телица должна быть зарезана за пределами стана сынов Израиля (в дальнейшем — за пределами Иерусалима) — в отличие от других жертв, которые должны быть принесены во дворе Мишкана (а затем — Святого Храма); с другой стороны, это место должно располагаться в пределах видимости Храма, а ее кровь необходимо «покропить к лицевой стороне шатра Откровения (к Святой Святых). Кроме того, согласно одному мнению, телицу должен зарезать первосвященник, облаченный в белые одежды, предназначенные для служения в Йом Кипур.

d) Два компонента очищающей смеси — пепел телицы и родниковая вода — представляют собой две противоречивые силы: огонь, постоянно стремящийся вверх, который олицетворяет силу восхождения; и вода, стекающая вниз, которая воплощает покой и насыщение.

  1. Бемидбар, 19:1.
  2. Шмот, 32.
  3.  Мидраш Танхума, Хукат, 8.

Жалоба

Проголосуйте:

0 баллов
За Против

Добавить комментарий

Отправьте себя на духовный карантин

В чем такая большая важность субботы? Видео