Пепел красной коровы служил для очищения ритуально нечистого человека, который осквернился нечистотой мертвого.

Красная корова призвана искупить грех с тельцом. Сказали наши мудрецы: «Пусть придет мать (корова) и смоет грязь ее ребенка (тельца)».

Красная корова должна быть трёхлетней или четырёхлетней, если она была старая — она пригодна.

Если хотя бы однажды на корову было надето ярмо, либо с ней сделали какую-то работу, она считалась непригодной.

Красная корова зарезалась и сжигалась за пределами стана. В костёр добавляли древесину ливанского кедра, иссоп и ткань алого цвета.

Пепел коровы смешивали в специальном сосуде с родниковой водой.

Водой рыжей коровы окропляли проходящего очищение на третий и седьмой день.

Тот, кто касался этих вод или нес их (при условии, что в них достаточное количество пепла красной коровы, чтобы очистить нечистого), становился нечист. Но тот, кто нес из, чтобы окропить нечистого, все же не становится нечист.

С момента этой заповеди было всего 9 коров. Первую принес Моше, вторую принес Эзра. После Эзры и до разрушения второго Храма было принесено ещё 7 коров. Всего 9. А десятую корову принесет Машиах.

К пеплу каждой коровы нужно было подмешивать пепел коровы Моше, и этим его освящали, а без этого новый пепел был непригоден в качестве пепла красной коровы.

Шломо, несмотря на то, что знал всю Тору и знал смысл и причины всех заповедей, глубокого смысла заповеди Красной коровы ему так и не удалось постичь. Единственный, кому открылся тайный смысл этой заповеди, был Моше.

Священник, проводящий данный очищения пеплом красной коровы, сам становится ритуально нечистым.