Пасхальный Седер — это время, когда семья и друзья из всех слоев общества собираются вместе, чтобы отпраздновать ключевое событие в истории еврейского народа, вспомнить и рассказать, как наш народ выходил из египетского рабства. Мы представляем вам 15 лаконичных, но ёмких мнений относительно вопросов, которые ставит перед нами Агада, и эти мнения высказаны 15 великими знатоками Торы. Число 15 здесь, конечно же, неслучайно, ведь седер состоит из 15 ступеней. Естественно, мы привели лишь считанные примеры, как можно разъяснять Агаду. На самом деле на любой из заданных вопросов существует великое множество ответов, да и сами вопросы практически неисчерпаемы.

В этой статье будут рассмотрены такие вопросы:

 

  • Почему нет специального благословения на заповедь рассказывать об исходе из Египта?
  • Зачем произносить приглашение тем, кто его не услышит?
  • Почему в изгнании мы празднуем свободу?
  • Почему настолько важно, чтобы дети задавали вопросы?
  • Как ответить сразу на 4 вопроса «Ма ништана»?
  • Почему раби Элазар говорит, что он «подобен 70-летнему»?
  • В чем суть столь резкого ответа «нечестивому» сыну?
  • Так ли надо упоминать, что наши предки были идолопоклонниками?
  • Почему вдруг говорится о врагах?
  • Для чего упоминается Лаван?
  • Был ли посох долгосрочным знамением?
  • Что скрывают особые приемы для запоминания 10 казней?
  • В чем смысл пребывания на горе Синай, если не в получении Торы?
  • Почему Бог должен излить Свою ярость на наших угнетателей, которые просто выполняли Его волю?
  • Почему словами “В будущем году в Иерусалиме” заканчивают чтение Агады и праздник Йом Кипур?

 

Почему нет специального благословения на заповедь рассказывать об исходе из Египта?

Перед тем, как исполнить большинство заповедей, например, наложить тфилин, зажечь праздничные или субботние свечи, мы произносим благословение. Так почему же мы не делаем этого, собираясь выполнить заповедь рассказывать об истории исхода?

Некоторые мудрецы объясняют, что специального благословения в этом случае нет, потому что не существует минимальных требований к пересказу истории исхода, и/или, возможно, упоминая исход во время вечерней молитвы или в Кидуше, с технической точки зрения, мы выполняем необходимый минимум.

Раби Шнеур Залман из Ляд подобные объяснения ставит под сомнение. Конечно, во все другие ночи (и дни) простого упоминания об исходе достаточно для исполнения заповеди. Но в эту ночь есть особое повеление подробно обсуждать события исхода, так почему бы в честь этого не сказать благословение?

Раби объясняет, что так же, как мы не произносим благословение на заповедь читать благодарственную молитву после еды, поскольку она сама по себе является благословением, так и Агада полна благословений, и нет никакого смысла благословлять благословение.(1)

Раби Шнеур Залман из Ляд (1745–1812), также известный как Алтер Ребе. И хотя он не писал комментариев к Агаде, в его трудах есть размышления о ней и о Песахе в целом.

Зачем произносить приглашение тем, кто его не услышит?

Мы начинаем Агаду с отрывка «Вот хлеб бедности… Всякий, кто голоден, пусть придет и ест; всякий, кто нуждается, пусть придет и будет праздновать Песах». Однако это приглашение мы произносим не перед потенциальным гостем, который, услышав его, мог бы прийти, а перед теми, кто уже и так на седере.

Одно из объяснений, предложенных равом Йосефом Шаломом Эльяшивым, заключается в следующем: это не буквальное приглашение нуждающихся людей присоединиться (что скорей всего уже было сделано к этому моменту) — мы учим наших детей тому, что неотъемлемая часть заповеди Песаха заключается в том, чтобы обеспечить всем необходимым нуждающихся, а кроме того, мы можем выполнить заповедь радоваться в праздник, только если у нас за столом есть гости.

Раввин Йосеф Шалом Эльяшив (1910–2012) один из глав поколения литовского еврейства прошлого века. Его уроки о Пасхальной Агаде были собраны и опубликованы в 2006 году.

Почему в изгнании  мы празднуем свободу?

Почему евреи отмечают Песах, праздник свободы, даже когда находятся в долгом и горьком изгнании?

Раби Йеуда Лёв, Маараль из Праги, объясняет, что Песах празднуется не просто в честь освобождения из рабства. В конце концов, на протяжении всей нашей долгой истории, даже в суровых и изнурительных условиях, которые создавали нам тираны всего мира, мы, евреи, продолжали вспоминать и отмечать нашу свободу от египетского рабства.

Так что же мы праздновали и празднуем?

Свобода, которую мы получили при исходе из Египта, изменила саму сущность еврейского народа. Мы обрели природу свободных людей в такой степени, что стали свободны по своей сути и осознали, что никто никогда не сможет нас снова подчинить. Таким образом, несмотря на последующие изгнания, притеснение, порабощение и пытки, фундаментальной основой еврейского народа оставался характер свободного человека. Именно это поддерживает нас даже в самые суровые периоды изгнания. Наши враги могут стараться угнетать наши тела, но больше не способны покорить наш дух.2

Раби Йеуда Лёв (1525–1609), известный как Маараль из Праги (именно о нём говорится в легенде о создании Голема), был великим знатоком Торы, философом, мистиком и писателем. Кроме его труда Агада Диврей Негидим, опубликованного одним из его потомков, другой труд, Гвурот Ашем, также посвящен празднику Песах.

Почему настолько важно, чтобы дети задавали вопросы?

Одна из причин, почему с ночью седера связано так много уникальных обычаев (например, обмакивание овощей (карпас) в соленую воду), состоит в том, что мы стараемся пробудить любопытство наших детей. Как сказано в стихе Торы: «И вот — когда спросит тебя в будущем сын твой, говоря: «Что это?»  — ты скажешь ему: “Сильной рукою вывел нас Бог из Египта, из дома рабства”».3

И все же почему так подчеркивается важность того, чтобы ребенок стал спрашивать? Почему мы не можем просто пересказать ему всю историю, не дожидаясь вопросов?

Раби Моше Софер, известный как Хатам Софер (прозван так по названию его основного теологического труда), объясняет, что Пасхальная ночь особенно подходящее время для обучения наших детей и воспитания в них основ еврейской веры. История исхода краеугольный камень нашей веры. Обычное преподавание детям истории о Песахе имело бы куда меньший эффект, нежели тот, когда нам удаётся хорошенько разжечь их любопытство. И мы стараемся делать все возможное, чтобы пробудить в них желание знать и понимать историю исхода, ведь максимально усвоенные уроки этого события останутся с ними на всю жизнь и будут помогать.

Раби Моше Шрайбер (1762–1839), или Софер, или Хатам Софер. Он был раввином Прессбурга (в наше время это столица Словакии Братислава), где прославился своей бескомпромиссной позицией против движения Аскала (Аскала привела к разрыву с еврейской традицией и атеизму множество молодежи). С его идеями был опубликован целый ряд изданий Агады.

Как ответить сразу на 4 вопроса «Ма Ништана»?

Раби Дон Ицхак Абарбанель объясняет, что за этими 4 вопросами в сущности стоит один основной: почему в эту ночь мы делаем вещи, которые символизируют свободу и роскошь, но при этом едим мацу — хлеб бедности, и простые горькие травы, символизирующие рабство?

Ответ на это, объясняет Абарбанель, содержится прямо в следующем за «Ма Ништана» абзаце Агады: «Рабами мы были у фараона в Египте, и Господь Бог наш вывел нас оттуда рукою крепкою и мышцею простертой». В начале этой ночи мы были рабами, а к концу ее уже стали свободными людьми.

Таким образом, принятые в эту ночь обычаи охватывают оба аспекта: свободу и роскошь – и одновременно рабство.4

Раби Дон Ицхак Абарбанель (1437–1508) был еврейским философом, государственным деятелем, лидером испанского еврейства и министром финансов нескольких королей, включая короля Испании, вплоть до испанского изгнания. Его комментарий к Агаде Зевах Песах считается одним из классических.

Почему раби Элазар говорит, что он «подобен 70-летнему»?

В Агаде приводится цитата раби Элазара бен Азарьи, который сказал: «Хоть я и подобен 70-летнему, а все же я не понимал, почему исход из Египта следует вспоминать и ночью…». Комментаторы задаются вопросом: почему раби Элазар подчеркивает, что он подобен 70-летнему? Это означает, что на самом деле он не был таким старым?

Талмуд объясняет, что, когда в довольно раннем возрасте он был назначен главой Сангедрина, произошло удивительное: Всевышний сделал так, что у раби Элазара появились признаки преждевременной старости, чтобы это вызывало к нему дополнительное уважение. Маймонид же объясняет, что рабби Элазар бен Азарья преждевременно постарел именно в силу того, что очень усердно изучал Тору.

Раби Моше Гринвальд, известный как Аругат а-Босем, говорит, что эти два объяснения можно объединить. Хотя раби Элазар бен Азарья усердно изучал Тору и из-за этого мог преждевременно состариться, заслуга его стараний защитила его, и он остался молодым. Однако, когда он был назначен главой Сангедрина и ему стало необходимо выглядеть более значительным, Бог позволил естественному результату его интенсивного труда вступить в силу, и он вдруг начал выглядеть как 70-летний.5

Раби Моше Гринвальд (1853–1910), которого стали называть Аругат а-Босем из-за его одноименного труда, был одним из ведущих авторитетов Венгрии в конце 19 века. Он служил раввином в венгерском городе Хуст и был основателем династии хасидов Пупа. Его комментарий к Агаде называется Галель Нирца, что соответствует двум последним этапам Пасхального седера.

Зачем упоминать, что наши предки были идолопоклонниками?

Дальше в Агаде мы читаем: «Сначала наши предки были идолопоклонниками, ныне же Всевышний приобщил нас к служению Ему…». Зачем упоминать такой негатив из прошлого в эту особую ночь? Ведь это может показаться не очень уместным.

Рав Авраам Йеошуа Эшель из Апта объясняет, что тот, кто родился праведным, не совершив ни одного греха, не может по-настоящему научить других, насколько страшны и отвратительны грех и идолопоклонство и насколько важно и прекрасно быть ближе к Всевышнему. Поэтому мы говорим, что наши предки были идолопоклонниками, а потом приблизились к Богу, ведь это показывает, что таким образом мы можем в полной мере оценить близкие отношения с Богом.

Рав Авраам Йеошуа Эшель из Апта (1748–1825), или Аптер Ров, или Охев Исроэль (назван так после написания одноименного труда), является основателем хасидской династий Межибожа/Зинковера. То, чему он учил, нашло свое отражение и в различных сборниках размышлений об Агаде.

Почему вдруг говорится о врагах?

Зачем во время пасхального седера мы упоминаем, что в каждом поколении есть люди, которые стремятся уничтожить еврейский народ? Что это добавляет к истории исхода?

Рав Йосеф Дов-Бер Соловейчик объясняет, что это дает возможность посмотреть на историю Песаха с другой стороны. Можно подумать, что у наших египетских притеснителей была какая-то политическая, социальная или экономическая мотивация, и, если бы мы вели себя по-другому, то могли бы избежать порабощения. Но это не так. Поэтому мы обращаем внимание, что в каждом поколении и в любых обстоятельствах у нас есть враги, которые восстают против нас. Нет никакого однозначного логического объяснения для антисемитизма, потому что, к сожалению, как говорит Мидраш, «мир так устроен, что Эсав ненавидит Яакова».7

Раввин Йосеф Дов-Бер а-Леви Соловейчик (1903–1993), известный многим как просто Рав, был деканом духовной школы раввина Ицхака Эльханана в нью-йоркской Ешиве-Университете. Он был ведущим еврейским мыслителем своего времени и написал много книг о еврейской мысли и праве.

Почему мы вспоминаем Лавана?

В Агаде написано: «Иди и учи, что хотел учинить Лаван арамеец с нашим праотцом Яаковом. Фараон велел погубить одних только еврейских детей мужского пола, но Лаван хотел истребить всех». Может создаться впечатление, что упоминание Лавана здесь не только не к месту, но как бы и не вполне соответствует его истории, которая приводится в Торе.

Раби Элияу из Вильно объясняет, что этот фрагмент является продолжением предыдущего отрывка, в котором мы читали: «В каждом поколении восстают против нас, чтобы уничтожить, но Святой, благословен Он, спасает нас от их руки!». Теперь же в качестве примера приводится история Лавана.

Действительно, из поверхностного прочтения этой истории в Торе не видно, чтобы он хотел уничтожить Яакова и его потомков, но на самом деле он плел подлые интриги и зашел бы очень далеко, если бы не Бог, запретивший ему вредить Яакову. И так же, как в случае с Лаваном, во многих поколениях мы не осознаем, какие чудеса совершает Бог, чтобы спасти нас от всех известных и неизвестных нам врагов.

Раби Элияу из Вильно (1720–1797), всемирно известный как Виленский Гаон, был знаменитым талмудистом и каббалистом и одной из ведущих фигур в оппозиции хасидскому движению в первые годы его существования. Его комментарий к Агаде, как и многие другие работы, был опубликован его учеником, раввином Менахемом Менделем из Шклова, который подготовил их на основе услышанного от своего Учителя.

Был ли посох долгосрочным знамением?

Смотрим текст Агады дальше: «И вывел нас Господь из Египта рукою сильною и мышцею простертою, при великих потрясениях, знамениях и чудесах… Знамениях — это посох, как сказано: «Возьми в руку свою этот посох, ибо им ты будешь совершать знамения». В Торе о знамениях написано следующее: «И сказал Всесильный… “И вот тебе знамение, что Я посылаю тебя: когда выведешь этот народ из Египта, вы будете служить Всесильному на этой самой горе”».(8)

Рав Менахем Кашер объясняет: Моше знал, что вера, основанная на знамениях, довольно шатка, и у людей всегда могут возникнуть сомнения. Поэтому он и не решался исполнять свою миссию. Но наконец Бог сказал ему, что все эти знамения и чудеса носят только временный характер и в конечном итоге Моше приведет евреев к горе Синай, где они станут свидетелями Божественного Откровения и больше не будут основывать свою веру на знамениях.

Рав Менахем Кашер (1895–1983) оставил многотомное наследие, в том числе большой энциклопедический труд по Торе — Тора Шлейма. Ему же принадлежат две работы по Агаде. Агада Шлейма – тоже энциклопедический труд, в котором среди прочего обсуждаются варианты текстов и обычаев Агады. И, возможно, самая известная для широкой аудитории работа – это Агадат Песах Эрец Исраэлит, с кратким пояснениями и комментариями. Это было одно из первых изданий Агады, переведенное на английский язык с комментариями.

Что скрывают особые приемы для запоминания 10 казней?

Перечислив десять казней, мы читаем, что раби Йегуда, чтобы облегчить запоминание, разделил казни на 3 группы и составил аббревиатуры ивритских названий: ДЦаХ (кровь, лягушки, вши); АДаШ (дикие звери, мор, нарывы); БАХаБ (град, саранча, тьма, казнь первенцев). Для чего это было сделано?

Рав Йом Тов бен Авраам Асевилли объясняет, что каждая из этих 3 групп казней должна была преподать египтянам определенный урок. Первая группа, ДЦаХ, должна была научить египтян, что Бог существует, и этой группе предшествовал стих: «Так узнаешь ты, что Я — Бог».(9)

Вторая группа, АДаШ, должна была показать египтянам Божественное Провидение, рассказать о том, что Бог наблюдает за миром. Эти казни предваряет стих: «Дабы знал ты, что Я — Бог, Владыка Земли».(10)

Посыл последней группы казней, БАХаБ, заключался в том, чтобы продемонстрировать египтянам всемогущество Бога. И стих, предшествующий этой группе, такой: «Дабы узнал ты, что нет подобного Мне на всей земле».(1112)

Рав Йом Тов бен Авраам Асевилли (ок. 1260–1320-е гг.), известный как Ритва (аббревиатура его имени), был одним из ведущих средневековых раввинов, прославившихся своими комментариями к Талмуду. Его комментарии к Талмуду и Агаде известны как Хидушей а-Ритва.

В чем смысл пребывания у горы Синай, если не в получении Торы?

В песне «Дайену» («Нам было бы этого достаточно») мы говорим: «Если бы Он привел нас к горе Синай, но не дал Тору, «дайену» — нам было бы этого достаточно!»

Но для чего приходить к горе Синай, если не получать там Тору?

Рав Моше Хаим Кляйнман объясняет, что этот стих говорит нам о стане сынов Израиля на горе Синай: «И разбил лагерь там Израиль напротив горы».13 Мидраш указывает, что глагол «разбил лагерь» в данном случае используется в Торе в единственном числе, а не во множественном, как обычно, чтобы сообщить нам: в тот момент весь народ был объединен, как один человек с одним сердцем. Поэтому мы говорим, что испытать это уникальное, ни с чем не сравнимое единство, даже не получив Тору, нам было бы достаточно.(14)

Раввин Моше Хаим Кляйнман жил в Бриске в начале 20 века. Его Агада Цуф Амарим, в которой приведены различные комментарии к Агаде, в том числе его собственные, была опубликована в 1924 году в Варшаве. 

Почему Бог должен излить Свою ярость на наших угнетателей, если они просто выполняли Его волю?

Бог, подобно режиссеру, управляет всеми событиями в этом мире. Так почему же Он должен сердиться на тех, кто просто следует Его плану?

Раби Шломо Клугер объясняет, что именно поэтому, когда мы говорим: «Излей Твою ярость на народы», — мы добавляем: «которые не признают Тебя, и на царства, которые к Имени Твоему не взывают». И после этого добавляем: «Ибо поглотили они Яакова и жилище его разрушили».

Причина гнева Всевышнего заключается не столько в том, что наши враги нас угнетали, но скорее в том, что они не признают Бога и не восхваляют Его, не благодарят за то, что у них есть. Если они наконец признают, что все исходит от Него, то уже не будут так охотно угнетать Его народ или разрушать Его Храм. Поэтому — после целой ночи восхваления Бога за чудеса, которые он совершил для нас, ближе к концу Агады, мы подчеркиваем разницу между нами и нашими угнетателями: мы признаём Бога, а они нет.(15)

Раби Шломо бен Йеуда Аарон Клугер (1785–1869) был раввином, талмудистом, проповедником, комментатором и законоучителем, одним из величайших знатоков Торы 19 века в Галиции. Его наследие — это более 160 томов. Многие из его произведений до сих пор остаются в рукописях. А комментарий к Агаде называется Маасе Йедей Йоцер.

Почему слова “В будущем году в Иерусалиме” завершают Агаду и Йом Кипур?

В самом конце пасхального седера и в завершение молитв Йом Кипура мы говорим: «В следующем году в Иерусалиме!». Почему в этих 2 случаях мы произносим именно такие слова?

Раввин Элияу Ки-Тов объясняет, что, как сказано в Псалме 137, мы обещаем «вознести Иерусалим на вершину веселья своего». Таким образом, в конце Йом Кипура, когда радуемся, что получили прощение за наши грехи, и в конце пасхального седера, когда заканчиваем праздновать радость исхода из Египта, мы должны помнить, что ждем финального Искупления. И, когда оно настанет, мы все сможем подняться и войти в Иерусалимский Храм.

Конечно, как подчеркивает раби Йосеф Ицхак Шнеерсон, дело не в том, что мы просим об искуплении в следующем году. Скорей мы просим об искуплении в настоящий момент, прямо сейчас, и чтобы, будучи прощенными окончательно, праздновали Песах в следующем году уже в Иерусалиме.

Так пусть же это произойдет в скором времени, в наши дни!

Раввин Авраам Элияу Мокотов (1912–1976), более известный как Элияу Ки-Тов, после иммиграции в Израиль работал строителем, был просветителем и общественным деятелем и, наконец, оставил все эти поприща, чтобы взяться за написание религиозных трудов. Наиболее известным стала его Сефер а-Тодаа, переведенная на другие языки как Книга Нашего Наследия. Его работа по Агаде называется Седер Лейл Песах, или, как в некоторых переводах, Наследие Агады.

 


Сноски

  1. Сефер ха-Сихот 5697, стр. 219.
  2. Гвурот Ашем, гл. 61.
  3. Шмот, 13:14.
  4. Зевах Песах.
  5. Агада Галель Нирца.
  6. Ликутей Сихот, т. 11, с. 2.
  7. Мидраш Сифри на Берешит, 33:4.
  8. Шмот, 3:12.
  9. Шмот, 7:17.
  10. Шмот, 8:18.
  11. Шмот, 9:14.
  12. Комментарий Ритва на Агаду.
  13. Шмот, 19:2.
  14. Агада Цуф Омрим.
  15. Маасе Йедей Йоцер.