in , , ,

НеплохоНеплохо ПревосходноПревосходно

Как за 2 минуты раввин из Бреста убедил следователей НКВД?

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Когда Красная Армия пришла в Литву и установила Советскую власть, Брискер ров (раввин из Бреста) находился в Вильнюсе. Понимая, что день ото дня тучи сгущаются и скоро жить там по закону Торы и исполнять заповеди станет решительно невозможно, он искал пути, чтобы покинуть страну.

Вскоре, благодаря организации Агудат Исроэль, всем домочадцам Брискер рова были отправлены визы, дававшие право поселиться в Палестине. Однако не менее трудным было еще получить документы, удостоверяющие право покинуть Советскую Литву, так называемые сертификаты. Одна из сложностей состояла в том, что оформлять выезд детей разрешалось только до 18 лет, а дочь раввина уже была на несколько лет старше. Ещё у Брискер рова был 17-летний сын, и в конце концов брата с сестрой записали как близнецов.

После подачи документов прошло немного времени, и вдруг пришло «приглашение» из НКВД – раву предписывалось явиться для беседы, но в те времена все понимали, какую опасность может таить такой визит к властям. Здание НКВД было самым зловещим во всём Вильнюсе. Горожане всячески старались обходить его за тридевять земель.

И вот настал назначенный день.

Брискер ров, завершив утреннюю молитву, подошёл к ученику и попросил проводить его в НКВД. Молодой человек похолодел от ужаса только от одной мысли, что нужно будет зайти в это страшное здание, но отказать учителю не мог.

Брискер ров отправился в НКВД в том же виде, как и молился – в тфилин и талите. В таком еврейском облачении никто не рисковал тогда даже просто показаться на улице, что уж говорить о визите в органы госбезопасности. Но раввин никого не боялся и шел спокойно, уповая на Творца. Когда он объяснил солдату на входе в зловещее здание, по какому поводу вызван, ему велели ожидать своей очереди. Ученик сидел рядом с ним, скованный ужасом, а раввин невозмутимо читал псалмы.

Когда пришло время войти в кабинет, Брискер ров велел юноше подождать его, пообещав скоро вернуться. Но ученик знал, что, как говорили в народе, «легко войти в НКВД, тяжело выйти». Понимая опасность положения, он с трудом сдерживал смертельный страх. Однако, к его величайшей радости, но и не меньшему удивлению, учитель вышел через пару минут, сообщив, что больше к нему вопросов нет, и можно возвращаться.

По дороге Брискер ров рассказал, что энкеведшники добрались до свидетельства о рождении его дочери и стали спрашивать, как близнецы могли родиться в разных городах, обвиняя его в фальсификации документов. Он ответил на это спокойно, что нет ничего проще: разумеется, дети родились в одном городе, но для сына свидетельство о рождении потребовалось сразу, а для девочки это было не так важно, и он оформил его позже, когда возникла необходимость, уже находясь в другом городе. Поскольку он был совершенно спокоен и не пытался оправдаться, как уличенный во лжи, а держался как человек, уверенный в своей правоте, его отпустили. Это было чудом, такое редко случалось в те времена. Но было и другое чудо: заинтересовавшись городами, указанными в свидетельствах, комиссары оставили без внимания самое важное – даты рождения детей.

Так непоколебимое упование на помощь Всевышнего и спокойствие, которое этому способствовало, спасли Брискер рова и его семью в те страшные годы.

Report

What do you think?

12 Points
Upvote Downvote

18 потрясающих примеров перехода в иудаизм

Почему чернокожий полицейский 10 лет искал ешиботника?