Кто такой мецора (прокаженный)?

Мецора — это человек, пораженный цараат. Есть два вида мецорамецора мусгар (мецора, которого коген изолировал) и мецора мухлат (абсолютный мецора). Разница между ними заключается в двух вещах: 1. мецора мусгар не обязан быть в разорванных одеждах и не обязан отращивать волосы, в то время, как мецора мухлат обязан это делать; 2. мецора мусгар не должен выполнять весь порядок очищения, описанный у мецора мухлат (для очищания ему достаточно окунуться в микву и перемениь одежды)

Законы изоляции пораженного цараат

Согласно Торе, человек, объявленный нечистым из-за цараат, подвергался действию особых законов изоляции.

Когда евреи пребывали в пустыне, такого человека изгоняли за пределы всех трех станов (кознов, левитов и израильтян).

В Земле Израиля его выдворяли из всякого огражденного стенами города.

К пораженному цараат применялись следующие законы.

  • Даже если за пределы стана или города изгоняли ритуально нечистых людей, пораженному цараат не разрешалось селиться с ними — он должен был оставаться в одиночестве.
  • Пораженный цараат, в точности как скорбящий по умершему, должен был разорвать свои одежды.
  • Он обязан был воздерживаться от стрижки волос. Это также было признаком скорби.
  • Он должен был покрывать свои уста. Это было ему наказанием за клевету на других людей. Кроме того, обязанность укрывать и окутывать голову делала его похожим на человека, оплакивающего покойника.
  • Встретив кого-нибудь, он должен был возгласить: «Нечистый! Нечистый!», предупреждая тем самым, чтобы встречный не подходил к нему.
  • Более того, этот возглас должен был призывать людей молиться о его несчастной участи.
  • Все законы об изоляции одинаково применялись ко всем, невзирая на лица. Даже царь становился изгоем, когда его поражал цараат.

Обряд очищения после исцеления от цараат

Если подвергнутый изоляции обнаруживал, что признаки нечистоты (два белых волоска или михья) исчезли. Тогда он призывал коэна, дабы тот осмотрел его. Коэн обязан был прийти в тот же самый день; если он не находил никаких признаков нечистоты, то сразу же начинал обряд очищения.

По его приказу приносили глиняную чашу, не бывшую в употреблении, и двух живых птиц, одинаковых по внешнему виду. Он наполнял чашу свежей ключевой водой и умерщвлял над ней одну из птиц, выжимая из нее кровь до тех пор, пока эта кровь не окрашивала воду. Тело птицы закапывали, ибо мясо ее было запрещено к употреблению.

Затем коэн соединял вместе четыре предмета, которые надо было окунуть в смешанную с кровью воду:

1) ветку кедра,

2) травинки иссопа,

3) шерстяную нить, окрашенную в темно-красный цвет,

4) живую птицу.

Темно-красной нитью он связывал вместе кедровую ветку и иссоп.

Держа в одной руке их и птицу, он одновременно окунал все это в глиняную чашу. Затем этой связкой он семижды окроплял тыльную сторону ладони очищаемого. И, наконец, за городской стеной птица выпускалась на волю.

Завершающее очистительное действие происходило на восьмой день и заключалось в том, что очищающийся приносил жертву. Только после этого он достигал полного очищения.

Жертвы, приносимые очищающимся от цараат

Последняя ступень обряда очищения состояла в том, что на восьмой день очищающийся приносил жертву. Богатый приносил следующие жертвы:

— ягненка в жертву ашам,

— молодую овечку в жертву хатат,

 ягненка в жертву ола,

Минхат несахим: три меры муки, по одной на каждую из трех ранее перечисленных жертв, и лог (около 1,1 л) масла.

Бедный человек приносил такие жертвы: о ягненка в жертву ашам,

дикого голубя или молодого домашнего голубя — в жертву хатат,

дикого голубя или молодого домашнего голубя — в жертву ола,

Минхат несахим: омер (около 2,27 кг) муки и лог масла.

После того, как коэн совершал обычный ритуал — выпускал из жертвы кровь и окроплял ею стены жертвенника, —  требовалось еще два особых действия в процессе принесения жертвы ашам:

Матан а-дам (помазание очищаемого жертвенной кровью): коэн наливал часть жертвенной крови в левую руку и подходил к очищаемому. Тому еще не разрешалось входить во внутренний двор Храма, и он стоял снаружи, просунув внутрь лишь голову (смиху — возложение рук на голову жертвенного животного — он совершал, стоя снаружи и протянув внутрь только руки). Коэн, стоявший внутри, мазал кровью правое ухо очищаемого. Тот протягивал коэну правую руку, и он мазал кровью его большой палец. Затем очищающийся выставлял правую ногу, и коэн смачивал кровью большой палец его ноги.

Матан шемен (помазание прокаженного маслом): коэн брал масло, погружал в него палец правой руки и семь раз брызгал им в направлении Святая Святых, окуная палец в масло перед каждым разбрызгиванием. Затем он подходил к очищаемому и помазывал частью масла те же части его тела, на которые перед этим наносил жертвенную кровь: ухо, большой палец правой руки и большой палец правой ноги. Остаток масла он лил на свою руку, покоившуюся на голове очищаемого.