«И послал Моше позвать Датана и Авирама, сыновей Элиава, а они сказали: не пойдем!»

(Бемидмар, 16:12)

Пишет Раши: «Язык их выдал, [сообщив], что их удел — падение». Источник этого — «Мидраш Танхума» (п. 6), где написано: «Они сказали: ‘не поднимемся’ — язык выдал этих злодеев, и уста всегда произносят правильно: они уже погибли и опустились в могилу, как сказано: ‘И опустились они и все, что им принадлежало…'»

Из этого мы учим, что произнесенное человеком «работает» даже без намерения говорящего, ведь понятно, что они сами не имели в виду ничего, кроме отказа пойти к Моше. Но высказали это определенным образом, и это сбылось.

И вот, что сказано в Мидраше «Берешит раба» (19:2):

«И сказал [змей] женщине: действительно (на иврите: «аф«) ли сказал Господь… — сказал рабби Ханина бен Сансан: в четырех случаях тот, кто начал речь словом ‘аф’, погиб в гневе [Всевышнего] (слово «аф» означает также «гнев»): змей, главный пекарь [фараона], сообщество Кораха и Аман… Сообщество Кораха — ‘И в землю, текущую молоком и медом…'». Похожие места есть в «Ктубот» 23:1, «Моэд катан» 18:1, и также в «Мидраш раба» к Берешит 74:4, «Коѓэлет раба» 10:1, 5 — множество примеров того, как вышедшее из уст получает силу, как «ошибочный приказ правителя».

Можно предположить, что и положительные оговорки приобретают силу, то есть, добрые слова и благословения, даже сказанные без намерения благословить, действуют, потому что «с устами заключен союз».

Можно добавить к этому объяснение произносимой нами в начале молитвы «Шмонэ эсрэ» фразы из Теѓилим (51:17): «Господь, уста мои открой, и рот мой произнесет восхваление Тебе». В смысле, мы молимся о том, чтобы нам достаточно было открыть рот, и когда наши уста начнут говорить, они сами произнесут восхваление Тебе. Это просто выльется из наших уст. И также в самой молитве «Шмонэ эсрэ»: «Ведь Ты слышишь молитву всех уст…» — Всевышний слышит молитву одних уст, даже если человек не сосредоточился на смысле. И напротив, в конце молитвы, перед тем, как человек возвращается к обычному разговору с другими людьми, мы просим: «Храни язык мой от дурного, уста мои — от обмана» — просим Всевышнего хранить наши уста и язык от грехов, потому что уста «делают свое дело» иногда даже неосознанно для человека.