Жизнь с её обилием возможностей и прекрасных моментов, которые так хочется уловить, прожить со смыслом и навеки запечатлеть, по большей части ускользает. Мы тонем в повседневной суете, один день сменяет другой, и вместо того, чтобы взять инициативу в свои руки и идти к цели, мы пассивно взираем на то, что перед нами предстает.

В нашей общине была женщина — широкий филантроп, опора многих учебных заведений и организаций, распространяющих идеи Торы в Милуоки, и её внезапный уход остро обозначил эту проблему. После собрания общины, на котором, слава Богу, всё было благополучно, она вдруг позвонила в службу 911 — и в тот же вечер её не стало. Община была потрясена. 

Поразительно, что накануне в Шаббат рав Эфраим Тверски, рассказывая о недельной главе, сосредоточился на теме, которая в ретроспективе кажется в некоторой мере пророческой. Он процитировал из Пиркей де раби Элиэзер то, что рассказано о конце жизни великого мудреца времен Амораим рабби Шимона бен Лакиша (Рейш Лакиш; жил в 3-м веке н.э.), который был выдающимся учеником и партнером в изучении Торы великого раби ЙохананаВ юности он изучал Тору, но затем, связавшись с шайкой разбойников, как сказано в Тосафот, «сбросил с себя ярмо закона», стал предводителем банды, и только вмешательство раби Йоханана «вернуло его под сень Шехины».

Пиркей де Раби Элиэзер описывает восхождение Рейш Лакиша к Небесам, где его с большим почетом принял Небесный Суд. 

По Божественному замыслу, разбойники, которые когда-то грабили вместе с нимумерли в то же время. Разумеется, они не удостоились столь теплого приема на Небесах, и это несоответствие в отношении к ним и бывшему их главарю очень раздосадовало их. Но Небесный Суд разъяснил: в отличие от них Рейш Лакиш раскаялся и с тех пор вёл наредкость примерную жизнь, а они продолжали жить как злодеи. 

В отчаянии разбойники стали умолять, чтобы их вернули на землю и они смогли измениться. Им было отказано в просьбе, и суд постановил, что они должны испытать все последствия своего жестокого поведения. 

Рав Эфраим рассказал этот эпизод, стараясь встряхнуть людей, пробудить у них желание трудиться над своей судьбой, чтобы однажды не стало стыдно за напрасно прожитые годы. 

Никто из нас не хочет пережить шок, осознав, что мы всё упустили и прошлое уже не наполнить новым смыслом. То, что нам в первую очередь надо — это развить новый тип мышленияРав Эфраим утверждает: лекарством от апатии вполне может стать мысль, что мы уже покинули этот мир и сегодня – вот только сегодня! – у нас есть возможность вернуться в него, чтобы исправить ошибки

 

Сегодня Бог дал нам 24 часа, чтобы жить продуктивно и создать для себя достойную вечность.

Эта идея проливает свет на комментарий наших мудрецов относительно получения десяти заповедей. О пережитом евреями у горы Синай наши мудрецы говорят: это было таким невероятным потрясением, что они не смогли выстоять. С каждой произнесенной заповедью души покидали тела, и Бог должен был оживлять их, чтобы они смогли услышать следующую. 

Комментаторы задают вопрос: зачем Всевышнему надо было умерщвлять и оживлять евреев, вместо того, чтобы дать им силы пережить это событие как одно целое?

Одна из причин, — предлагает объяснение рав Эфраим, — в том, что смерть и последующее возращение к жизни дают человеку совершенно другой взгляд на мир, которого невозможно достичь иным путем. Приоритеты наконец выстраиваются в соответствии с правильной иерархией ценностей. Обыденные желания вдруг теряют свою привлекательность. Приходит понимание ценности времени, которое мы можем вложить в отношения с самыми дорогими людьми, и что важней всего — с самим Творцом. 

Талмуд похожим образом увещевает человека сделать тшуву хотя бы за день до смерти (но если он никогда не знает точно, когда умрёт, разве можно откладывать раскаяние на какой-то умозрительный последний день? — прим. ред.). Один из комментаторов по той же логике объясняет, что здесь заложен призыв проживать каждый день как единственныйданный нам для возвращения на землю, чтобы исправить ошибки, прежде чем покинуть её навсегда. 

Один светский писатель выразил эту идею следующими словами: 

«У человека две жизни, и вторая начинается тогда, когда он понимает, что жизнь всего одна».

Каждое утро, только открыв глаза, мы произносим молитву Модэ Ани с благодарностью Всевышнему за то, что Он вернул нам душу. В начале каждого дня надо видеть новый шанс прожить его как можно полней, ценя каждый миг. Если бы та чудесная женщина из нашей общины, что так внезапно нас покинула, смогла бы дать ещё маленькое интервью, она наверняка бы подтвердила: на самом деле стоит ценить каждую секунду, потому что никто не знает, что принесет следующее утро, да что там утро — час, а порой и миг! К своей чести эта женщина так и жила.

Да благословит нас Всевышний полными днями и годами в добром здравии, силой и мудростью всё использовать в служении Ему.

Из журнала «Ami», 2 августа 2017 г.