Когда Мишкан и все его священные принадлежности были готовы, Моше сказал сынам Израиля: «Позвольте мне дать точный отчет в том, как я использовал пожертвованные вами материалы».

Первая фраза этого раздела — «Эле пекудей амишкан, вот исчисления Мишкана» — означает, что Моше сел перед народом, чтобы дать людям отчет, как он использовал каждую унцию золота, серебра и меди, которые были пожертвованы. После этого Моше передал свои расчеты другому человеку, Итамару сыну Аарона, для проверки.

Моше считал, что были пожертвованы двадцать девять талантов и 730 шекелей золота, а также сто талантов и 1775 шекелей серебра (см. Шмот 38:24—25). Однако, когда он попытался определить, на какие предметы было использовано серебро, то оказалось, что не известно, куда девались 1775 шекелей серебра. И сколько он ни вспоминал, он не мог вспомнить, что он с ними сделал. Он опасался, что кто-нибудь заподозрит его в растрате.

Наконец раздался Голос с Небес: «Из этих 1775 шекелей были сделаны крюки для столбов».

(Ашем заставил Моше забыть, для чего было использовано это серебро. Иначе люди, чьи пожертвования пошли на внешнюю отделку двора, могли бы возроптать, обвинив Моше в том, что он, якобы, преднамеренно не использовал их серебро для нужд внутренней части Мишкана. Однако, раз об этом заговорил Небесный Голос, все поняли, что само Провидение определяло, для чего должно быть использовано каждое пожертвование.)

К столбам, окружавшим двор, были прикреплены серебряные крюки, на которые подвешивались завесы.

Моше успокоился. Сыны Израиля ликовали: все их пожертвования были приняты Ашемом для святого дела строительства Мишкана.

Почему же Моше, которого Сам Всемогущий объявил нэеман, достойным доверия (см. Бемидбар 12:7), счел необходимым отчитаться перед народом?

Моше однажды услышал, как кто-то в народе насмешливо заметил: «В последнее время шея сына Амрама стала тучнеть». На что кто-то другой ответил: «Ничего удивительного, он ведает всеми деньгами, предназначенными для строительства Мишкана!» Тогда Моше дал себе клятву: «Как только Мишкан будет построен, я представлю точный отчет о том, как использовал деньги!»

Конечно, то был разговор грешников. Община Израиля в целом доверяла Моше как честному посреднику, которого Всевышний избрал для передачи Торы Своему народу. Некоторые люди, однако, были несколько смущены неожиданным богатством Моше. Они не знали, что Ашем позволил ему взять себе сапфир, оставшийся после изготовления Скрижалей.

Сам Моше считал про себя, что вполне заслуживает доверия. Тем не менее он представил точный отчет о своих действиях, потому что не хотел, чтобы кто-то необоснованно его заподозрил. Человеку следует очистить себя от любых подозрений в глазах людей, а не довольствоваться общим утверждением: «Б-гу известна истина».

На этот счет есть несколько специальных законов. Так, например, человек, собиравший деньги в фонд Храма, во время работы не мог носить одежду с двойным швом (где он мог бы спрятать деньги), широкий пояс и даже белье под верхним платьем. Разбогатей он впоследствии, люди могли бы сказать: «Он разбогател, потому что брал из собранных денег». Человек должен вести себя таким образом, чтобы его поведение было безупречным не только в глазах Всевышнего, но чтобы оно не возбуждало подозрений также и в глазах окружающих.