в , , , , ,

Почему глава иерусалимской общины не выбежал навстречу наследнику австрийского престола?

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Как только пришло время одной из трех ежедневных молитв, отложите все свои дела и помолитесь.

(Орхот Хаим, Первый день, 20).

Перед Царем царей

Это произошло в 1856 году. Глава иерусалимской общины рав Йешая Бардаки получил сообщение о том, что прибывший в город наследник австрийского престола эрцгерцог Максимилиан посетит его дом. К назначенному часу рав Йешая пригласил к себе всех руководителей еврейской общины. Однако августейший гость сильно задерживался — а тем временем наступил час, когда произносят послеполуденную молитву Минха. Но как только все собравшиеся погрузились в молитву, распахнулась дверь – а шамаш (служка) объявил, что кавалькада эрцгерцога приближается. Прервав молитву, руководители общины бросились навстречу августейшей особе, и лишь рав Йешая, помнивший, что он предстоит перед Царем царей – Творцом мира, с воодушевлением продолжал молиться.

Вошедший гости с глубоким почтением наблюдал за молитвой седовласого мудреца. После завершения молитвы Минха он поблагодарил рава Йешаю за доставленное ему духовное наслаждение и сказал, что никогда в жизни не забудет той святой и чистой молитвы, при которой ему довелось присутствовать. (Гдолей а-дорот).

У автобусной остановки

В течение многих лет рав Ицхак Зильбер работал учителем математики в советских школах, и ему приходилось скрывать, что он соблюдает заповеди Торы. Сначала он преподавал в сельской школе и жил в одной комнате с тремя своими учениками, поэтому для молитвы ему приходилось уходить далеко за село или запираться в школьной лаборатории. А порой он скрывался за широкой створкой школьных дверей.

Позднее, в Казани, основная проблема возникала с послеполуденной молитвой Минха, ведь солнце заходило около пяти, а очередной урок заканчивался без пятнадцати пять. Сразу после урока рав Зильбер выбегал к автобусной остановке, где на деревянном щите были расклеены газеты и театральные афиши. Он молился, делая вид, что внимательно читает «Правду» или «Известия». Когда же по ходу молитвы требовалось совершить четыре поклона, он наклонялся будто бы для того, чтобы разглядеть имена артистов на театральных афишах. («Чтобы ты остался евреем» с. 159-160)

«Есть у него это…»

В сталинском лагере рав Зильбер молился рано утром, до начала работы.

Однажды, когда он стоял на молитве Шмонэ-эсрэ, его вызвали к начальнику лагеря. Он не шелохнулся.

За ним пришли еще раз, стали кричать.

Один из заключенных объяснил надзирателю: «Есть у него это – если он так стоит, хоть убей – ничего не сделаешь» (там же с. 182)

Самолет идет на посадку

Однажды, уже после переезда в Израиль, рав Зильбер посетил Италию, чтобы принять участие в проводимом там семинаре для евреев из СССР.

Летели ночью. Самолет уже пошел на посадку, когда рав Ицхак увидел, что вскоре взойдет солнце. Как правило, дома он молился с восходом – поэтому и теперь он открыл портфель, вынул талит и тфилин и начал молитву.

Тем временем стюардесса обходила салон, проверяя, застегнуты ли ремни у всех пассажиров. И вдруг, буквально за несколько секунд до приземления – точно в мгновение восхода солнца – рав Ицхак встал для молитвы Шмонэ-эсрэ. Стюардесса бросилась к нему и стала кричать, чтобы он сел. Но самолет уже приземлился – и рав Ицхак стоя продолжил свою молитву (там же с. 408-409).

 

Материал из книги «Пути Жизни рабейну Ашера», издательство Пардес. Эту книгу можно купить на сайте Еврейской Книги.

Жалоба

Проголосуйте:

0 баллов
За Против

Столп, в который превратилась жена Лота, существует и в наши дни!

Почему нужно постоянно сопровождать жениха и невесту?