«И вот как была сделана менора: из цельного слитка золота, и подставка, и украшения — цельная она; как Всевышний показал Моше, так [тот] и сделал менору»

(Бемидбар, 8:4)

Написал Рамбан: «[Почему повторяется]: ‘цельная она’? Чтобы сказать, что единственным обязательным условием пригодности меноры является ее цельность, а не то, что она должна быть из золота; тем более, не другие ее украшения».

Возникает вопрос: почему изготовление из золота и прочие украшения не являются обязательным условием пригодности меноры? Ведь они, на первый взгляд, важнее, чем способ ее изготовления (цельность).

Это можно объяснить на основании сказанного в «Мидраш Танхума» (п. 6):

«На что это похоже? На царя, у которого был близкий друг. Царь сказал другу: ‘Знай, что сегодня я приду на трапезу к тебе, иди и приготовься’. Пошел друг и приготовил царю трапезу с простой лежанкой и простым столом. Пришел царь, и пришли с ним слуги, несущие вокруг него со всех сторон золотые светильники. Когда друг царя увидел все это величие, он устыдился и спрятал все, что приготовил для царя, потому что все эти предметы были простыми. Сказал царь: ‘Что это значит? Не сказал ли я тебе, что приду к тебе на трапезу? Почему ты ничего не приготовил?’ Сказал ему друг: ‘Господин мой царь! Когда я увидел, какими почестями ты окружен, я устыдился и спрятал все, что приготовил, потому что это были простые предметы’. Ответил царь: ‘Клянусь тебе, что я отказываюсь от всего, что принес с собой, и ради дружбы с тобой не буду пользоваться ничем, кроме твоего’. Так и Всевышний, Который олицетворяет Собой свет… и Он говорит Израилю: приготовьте менору и зажгите свечи».

То есть ни золото, ни украшения не могут сравниться в глазах Всевышнего с Его небесными слугами, и тем не менее Он предпочитает служение Себе в материальном мире. Поэтому если нет золота, то менору можно сделать из дерева или из любого другого материала. Ведь все это в глазах Всевышнего — не ценность, и только само служение Ему угодно. Но то, что менора должна быть цельной, относится не к внешней красоте меноры как предмета, а к высоким духовным материям, которые символизирует менора. Поэтому цельность меноры — обязательное условие ее пригодности.