«И взял Корах, сын Ицѓара, сына Кеѓата из колена Леви, и Датан с Авирамом, сыновья Элиава, и Он, сын Пелета, из колена Реувена…»

В трактате «Санѓедрин» (109:2) объясняется смысл имен каждого из упоминаемых в этой фразе, и про Она, сына Пелета, написано: «Он — потому что сидел в скорби, Пелет — потому что с ним произошли чудеса«. Раши объясняет: «Сидел в скорби — потому что раскаялся в том, что вначале к ним присоединился. С ним произошли чудеса — это то, что он от них спасся». Гемара повествует, как именно он спасся: его спасла жена, которая села, распустив волосы, у входа в дом, из-за чего [Корах и его пособники] не смогли войти.

Возникает вопрос: что «чудесного» было в этом спасении? Ведь мы видим здесь только правильное решение и мудрый поступок его жены, и то, что у него хватило ума ее послушаться. Этим он и спасся. Какое в этом чудо?

Случай с Оном, сыном Пелета, объясняет нам привычку людей называть «чудом» то, что они спаслись от большой неприятности, даже если спасение пришло, на первый взгляд, «не чудесным» образом — например, в виде мудрого совета, стечения обстоятельств и т. п. Люди говорят: «Какое чудо, что я так подумал!» или: «Какое чудо, что меня случайно там не оказалось!» И это правда, ведь природа и случай — тоже скрытые чудеса, как подробно объясняет Рамбан в комментарии к концу недельной главы «Бо».

И каждый человек окружен чудесами Всевышнего каждый день и каждый час, только за будничными делами не всегда это замечает. Но когда он спасается от большой неприятности, даже если это спасение имеет «природное» обоснование, он чувствует и понимает, что с ним произошло чудо. Почувствовал это и Он бен Пелет.