в ,

Рабанит Коледецки – исполняя мамину роль

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Дочь рабанит Каневски, рабанит Лея Коледецки, родившаяся в 1957 году, приняла эстафету обязанностей мамы сразу после ее смерти.

Рабанит Коледецки выросла в Бней-Браке, училась в семинаре рава Вольфа в этом же городе. На ней женился рав Ицхак Коледецки, выпускник иерусалимской ешивы «Хеврон». Несколько лет после замужества рабанит Лея работала воспитательницей в детском саду. Она помогала маме встречать женщин, ожидающих совета и благословения, проводить церемонии отделения халы и зачитывать в синагоге имена нуждающихся в спасении. Когда рабанит Бат-Шева Каневски умерла, в Суккот 5762 (2011) года, ее отец, рав Хаим Каневски, попросил у нее занять мамино место.

И действительно, по велению папы, уже в Хешване (следующем после Тишрея месяце еврейского календаря) того же года она начала принимать посетительниц. День ото дня рабанит Лея общалась с тысячами женщин, которым было необходимо избавление, утешение и исцеление. Сначала гостьи приходили в дом ее родителей, а в последние годы местом их встречи с ней стала синагога Ледерман, центральная в районе «Хазон Иш» Бней-Брака. Помимо этого рабанит Коледецки вносила свою лепту в написание книги «Дом моей матери», собранную и составленную ее сестрой, рабанит Цвийон.

«То, что перенимают у нашей мамы, – это самоотверженность во всех отношениях», – сказала рабанит Лея Коледецки в специальном интервью для Hidabroot. – «Также Тору, хесед (милосердие), мицвот (заповеди). Вся ее жизнь прошла под знаком заботы о Народе Израиля. Она была самой прекрасной мамой на свете и самой преданной женой своего мужа, при этом не забывавшей о насущных проблемах окружающих. Невозможно описать ее жертвенность. Все без исключения знали об этой черте характера мамы. Ни один человек не оставался обделен вниманием – то, как она вела себя по отношению к другим, определялось формулой «на равных со всеми». Мама давала каждой женщине, знакомой с ней, чувство причастности».

На протяжении шести лет рабанит принимала своих посетительниц в доме своего отца. «В случае возникновения вопроса, требовавшего дополнительного разъяснения, я всякий раз заходила в комнату папы и спрашивала. Конечно же, не отвлекая его от процесса учения. Я просто ждала до тех пор, пока он поднимет глаза от текста Гмары, спрашивала и получала ответ. Сегодня я принимаю посетительниц в синагоге Ледерман. Если мне нужно узнать что-нибудь дополнительно для кого-то из них, я звоню помощникам отца, которые передают ему информацию, и он терпеливо откликается. Так или иначе это короткие реплики, папа всегда говорит лаконично, в течение всего дня погруженный в Гмару. Жаль, что у меня не получается наведываться к нему чаще, не хватает времени».

«На самом деле, первое время я принимала это близко к сердцу, думала: как же покинуть святость нашего дома, все благословения в его заслугу. Там было чувство уверенности, словно мама в соседней комнате. Переместившись в синагогу, я ощущала, что это сложно, но, слава Б-гу, Он придал мне силу, и число гостий увеличилось вдвое».

Послание женщинам от рабанит Коледецки:

«Важнее всего – знать, что мы царские дочери, гордиться предназначением еврейской мамы. Мы олицетворяем самое сердце дома. Ничто не может сравниться с еврейской мамой. Когда жена отправляет мужа учить Тору, ее награда выше, чем награда мужа. Матери и женщины должны знать: каждая из нас – царица в своем доме. Женщина, она же хранительница домашнего очага, мама – это самое главное, самое ценное. Молясь за ребенка, упоминают именно ту, что его родила. Если дети воспитаны должным образом, они восхваляют свою мать, ведь она является для них всем».

«Женщина дарует дому благословение. Божественное Присутствие находится в доме благодаря ей, поскольку она взращивает в своих чадах богобоязненность. Женщина – та, что продолжает великолепную цепь поколений Сынов Израиля, она представляет собой связующее звено благочестия. Рав Каневски говорит, что женская молитва заходит в Святая Святых, достигает Трона Славы Всевышнего».

Report

Проголосуйте:

В субботу умерла моя теща

Пурим в свете археологии