Рамак

Одним из величайших каббалистов всех времен был раввин Моше Кордоверо. Он родился в 1522 году в Цфате, городе, который вскоре прославился как центр изучения Каббалы. Еще в юном возрасте он смог приобрести репутацию настоящего гения. Помимо великих познаний в области Каббалы, он так же был знатоком Талмуда и философом самого высокого ранга, а потому считался пользовался большим уважением.

Кордоверо стал одним из четырех людей, которые получили раввинскую смиху от самого рабби Яакова Бейрава в 1538 году — другими тремя были великие раввины Йосеф Каро (учитель Кордоверо в вопросах еврейского права), Моше из Трани и Йосеф Сагис, все они были намного старше и опытнее молодого вундеркинда.

Но главным интересом рава Моше была именно систематизация Каббалы, а именно превращение ее в философскую структуру. Кордоверо был настолько уважаем в этом начинании, что стал первым каббалистом, удостоенным чести добавить определенный артикль «ха» перед своими инициалами, и даже сегодня он известен как «ха-РаМаК».

В 1542 году, в возрасте двадцати лет, Рамак услышал голос с Небес, призывающий его начать изучать Каббалу вместе с его шурином раввином Шломо Алькабецом (автором молитвы «Леха доди», которую поют в честь начала Шабата в пятницу вечером). Так он начал знакомство с тайнами учения Зоар, написанного древним каббалистом и мудрецом Мишны, рабби Шимоном бар Йохаем. 

Юный Моше полностью усвоил текст, однако не получил от этого должного удовлетворения, потому что во многих местах книга была написана довольно расплывчато, без заметной четкой структуры. Для того, чтобы донести идеи Зоар людям более простым языком, он приступил к написанию двух книг. 

Первой стала Ор Якар («Драгоценный свет») — объемный комментарий к Зоару. Вторая, Пардес Римоним («Гранатовый сад»), завершенная в 1548 году, представляла собой систематизацию всей каббалистической мысли до того времени и закрепила за равом Моше славу великого учителя. Особенно важной особенностью этого труда было то, что в нем Кордоверо сумел согласовать взгляды многих ранних школ с учением Зоар, демонстрируя сущностное идейное единство и лишенную противоречий философскую основу Каббалы.

Две другие книги, которыми прославился Рамак, — это Томер Двора («Пальма Дворы»), в которой он использует каббалистические концепции сфирот (Божественных атрибутов) для освещения системы морали и этики, и Ор Неэрав, обоснование и подчеркивание важности изучения Каббалы, и введение в ее принципы.

Академия Каббалы

Примерно в 1550 году Рамак основал в Цфате академию Каббалы, которой руководил около 20 лет, вплоть до своей кончины. Рассказывают, что ему даже являлся пророк Элияу. 

Среди учеников рава Моше были многие из светил Цфата, в том числе рабби Элияу бар Моше ди Видас, автор труда Решит Хохма («Начало мудрости»), классического произведения о еврейской мудрости и этике, и рабби Хаим Виталь, который впоследствии стал ближайшим последователем и распространителем учений святого Ари, рабби Ицхака Лурии.

Эта группа мистиков придерживалась идей автора Зоар и делала все возможное, чтобы приблизить время окончательного Искупления. Они проводили долгие часы в полях, размышляя и молясь, а так же посещали находившиеся неподалеку древние могилы разных знатоков Мишны. Когда Ари приехал в Цфат, он присоединился к этой группе каббалистов, однако вел себя с предельной скромностью, надеясь скрыть свое величие. Только рав Моше, обладая особым умением видеть суть людей и вещей, понимал, кем был новоприбывший.

Перед своей кончиной в 1570 году Рамак сказал: «Я скоро уйду с этой земли. Но после моей смерти кто-то должен будет заменить меня. И хотя многие из высказываний этого человека могут показаться вам противоречащими моим, не противьтесь ему и не спорьте с ним, потому что на самом деле они исходят из того же источника, что и мои, и являются абсолютно истинными. Его душа — искра рабби Шимона Бар Йохая, а тот, кто будет противостоять ему, словно противостоит самой Шхине (Божественному Присутствию в этом мире)».

«Кто же он и как его зовут?» — спросили рава Моше его ученики.

«Я не могу вам этого раскрыть. Пока он не хочет, чтобы его личность стала известной. Однако могу сказать вот что: тот, кто увидит облако, которое на моих похоронах будет шествовать перед моей кроватью, станет моим преемником».

Исполнение предсказания

Несколько недель спустя, 23-го Тамуза, рав Моше Кордоверо покинул этот мир, чтобы получить свою Высшую награду.

Ошеломленная новостью об этой великой для всего народа утрате, община города погрузилась в траур. На его похоронах, где присутствовали все евреи Цфата, было произнесено множество хвалебных речей. Среди скорбящих был и Ари, который, выступая, назвал Рамака полностью чистым от какого-либо греха.

Толпа жителей Цфата сопровождала Рамака в его последний земной путь, вся община горько плакала. Когда те, кто нес святое тело праведника, подошли к кладбищу, они уверенно направились к определенному месту. Остановившись, они обратились к толпе и сказали: «Мы похороним рава здесь, рядом с одним из величайших мудрецов Израиля».

Однако Ари остановил их, закричав: «Не хороните его здесь! Облако, которое все это время шло перед вами, все еще продолжает свой путь. Очевидно, что именно оно должно указать, где рав Моше хочет быть похороненным».

Услышав эти слова, ученики Рамака были ошеломлены. Теперь они знали личность своего нового лидера.

В тот же день слава об Ари начала распространяться среди народа Израиля, и постепенно вокруг него собралось огромное количество великих исследователей Торы .

После смерти рава Моше Кордоверо Ари прожил всего лишь два года и покинул этот мир в возрасте 38 лет из-за эпидемии чумы, поразившей Цфат в 1572 году. Но за это короткое время он произвел настоящую революцию в изучении Каббалы. Лурия стал первым, кто объяснил концепцию цимцума (процесса «сжатия» бесконечного света Бога, необходимый, чтобы освободить «место» для творения мира) и многие другие каббалистические концепции. 

Как и предсказывал Рамак, хотя многие учения Ари, как казалось на первый взгляд, противоречили учениям его предшественника, в конце концов всем стало понятно, что взгляды обоих действительно совпадают и одинаково истинны.