Наша недельная глава – это глава Шмини. Тора рассказывает: «И было в восьмой день: позвал Б-г Моше и Аарона и старейшин Израиля; и сказал Аарону: Возьми себе теленка, из быков, для Повинной жертвы Хатос, и барана для жертвы Всесожжения Ойло, беспорочных». Аарон-первосвященник принес теленка в жертву Хатос. Раши объясняет, что то, что принесение Аароном именно этого теленка в жертву Хатос, было нужно для того, чтобы искупить грех Золотого Тельца. Есть на это интересный комментарий в Сифро. Сифро говорит так: «Сказал Моше Аарону: «Аарон, брат мой! Хотя Вездесущий согласился искупить твои грехи, ты должен положить что-то в рот Сатану». В пищу Сатану ты должен принести некую жертву. «Пошли подарок перед собой до того, как ты войдешь в Храм, чтобы он не сердился на тебя, когда ты войдешь в Храм»».
Необходимо дать какой-нибудь подарок обвинителю. В чем здесь идея?
На самом деле, есть нечто подобное и дальше. Рамбан в главе Ахрей Мот говорит интересную вещь. Он говорит о том, что первосвященник приносил двух козлов в Йойм а-Кипурим. Одного козла он приносил Б-гу, одного – Азазелю, и там был жребий, который определял, какой из козлов Б-гу, а какой – Азазелю. Рамбан дает очень интересное объяснение. Он говорит там, что обвинитель – это ангел, которого зовут Самаэль. И Рамбан говорит так: ««И один жребий – Азазелю». Жребий Вс-вышнего – для жертвы Ола. А жребий Азазеля – козел для жертвы Хатос, и все грехи Исроэля – на нём, согласно сказанному: «И понесет этот козел на себе…»». В чем здесь смысл? Рамбан говорит так: «Приказал Вс-вышний в Йом а-Кипурим, чтобы мы послали козла в пустыню, властителю, который властвует над местами разрушенными. И он подобает ему, ибо он – его хозяин, и от излучения его силы происходит разрушение и опустошение, ибо он есть движущая сила звезд меча, и крови, и войн, и ссор, и ран…». Это значит, что Азазель – это место пустыни, запустения, там нет ничего. И есть ангел, который, собственно, обвиняет народ Израиля. Ему тоже приносят некую жертву, и он уносит эту жертву туда, где он властвует: запустение, разрушение, противоположность застройке, противоположность народу Израиля. Ему дают некую взятку. Вот, снова эта идея: дают взятку ангелу, должность которого – обвинитель.
Есть и еще одно место, и, по-видимому, как Сифро, так и Рамбан вывели эту идею из другого отрывка Рамбана. Есть в книге Берешит известный отрывок об Эсаве. Яаков дает Эсаву подарок и говорит так: «Может быть, я искуплю его гнев этим подношением». Яаков дарит Эсаву – Тора в нескольких предложениях перечисляет, какие же подарки Яаков дал Эсаву. И Рамбан дает интересное объяснение. Есть смысл дать Эсаву, который находится на противоположной стороне от народа Израиля, — дать ему некую взятку, некий подарок. И Рамбан в книге Берешит, в главе Вайишлах говорит так: «Когда он приходил в Рим… Традиция в их руках, — то есть в руках мудрецов Израиля была такая традиция, — что это – отрывок об Изгнании». Этот отрывок, в котором Яаков дает Эсаву подношение, — мудрецы Израиля знали, что это называется отрывком об Изгнании. Как народ Израиля переносит изгнания? Он находится среди народов, оказывается в ситуациях, когда против него издают законы… «Мудрецы Израиля, когда против них издавали жестокие законы, изучали этот отрывок, — так говорит Рамбан. – Когда он приходил в Рим, в царский дворец Эдома, чтобы хлопотать о делах общины, он смотрел в этот отрывок, чтобы следовать совету мудрого предка, — это, как понятно, Яаков, — ибо из него извлекут урок все поколения и так станут поступать. И он не принимал компании жителей Рима, которые хотели проводить его, ибо они приближают к себе человека только для собственной выгоды, а к имуществу человека относятся как к ничейному».
Отсюда Рамбан сделал вывод, что это – отрывок об Изгнании. Народ Израиля научился справляться с изгнаниями благодаря той тайне, которой обучила их Тора. И этот урок действует на протяжении всего Изгнания: уметь иногда подкупить тех, кто выносит против них жестокие законы.
Шаббат шалом и всего хорошего!