Недавно я взяла свою годовалую дочь в Типат Халав, общественный центр здравоохранения, предназначенный, главным образом, для регулярного осмотра маленьких детей, грудничков и младенцев. Врачи взвесили и измерили ее. Слава Богу, все было в порядке. Но затем медсестра вдруг огорошила меня, казалось бы, обычным вопросом: «А твоя дочка уже знает свои части тела?» 

Я посмотрела на свою хихикающую малышку, бегающую по клинике, карабкающуюся вверх и вниз по детским стульчикам. Части тела? Она мой пятый ребенок. Мне захотелось расхохотаться: «Ты действительно думаешь, что у меня есть достаточно времени, чтобы научить ее таким словам, как нос и пальцы ног?»

Я снова посмотрела на медсестру, улыбнулась и покачала головой. «Пока нет, но мы обязательно с этим справимся».

Мы с этим справимся. Кажется, это мой девиз дня. «Мы обязательно с этим справимся». И конкретно в этом случае я могу честно сказать, что да, в конечном итоге, я почти на 100% уверена, что мы с этим справимся. Дай Бог, однажды моя девочка узнает слова, которыми называются ее руки или губы, и даже сможет сама их произнести. Уж в конце концов, она, как и все остальные мои дети, надеюсь, хотя бы сможет есть вилкой, а не руками, чистить зубы, не дожидаясь моих занудных напоминаний, и научиться не бросать свою грязную одежду на пол.

Но как насчет всего остального? Всего, чему я хочу научить своих детей? Всех мест, куда я хочу их отвести, и всех вещей, которые я хотела бы им купить? Что с возможностями, которые я хочу сделать для них доступными? Что если я с этим справлюсь, а что если нет? Что если я смогу все сделать, а что если не смогу?

Итак, что же, мы на самом деле с этим справимся? Мы этого вообще хотим? Ставим себе такую цель?

Ростки

На днях я озаботилась тем, чтобы прорастить чечевицу. Да, в моем списке желаний есть приучение детей к здоровому питанию. Я помыла чечевицу и замочила ее на ночь. На следующий день помыла снова и положила в темный шкаф. Теоретически я должна была вынимать чечевицу и промывать каждое утро и каждый вечер в течение следующих двух-трех дней. Но угадайте, что? Привычная для меня история: я забегалась и напрочь о ней забыла. А тем временем мои дети, что самое смешное, питались йогуртами с фруктами или макаронами и тостами.

Но к моему огромному удивлению произошло чудо. Когда через несколько дней я вспомнила о чечевице и заглянула в шкаф, вдруг обнаружила, что они выросли сами по себе, без какого-либо моего ухода! Я никогда не видела таких красивых и здоровых на вид побегов. В итоге моим детям они не понравились, и я съела все сама. Что ж, по крайней мере, я показала им хороший пример. Но пока я жевала ростки чечевицы, я поняла нечто очень важное, поистине фундаментальное. Я должна приложить к воспитанию детей все возможные усилия, но так же при этом категорически должна перестать себя терзать за то, что не могу предусмотреть вообще все, потому что на самом деле их рост и развитие зависят не только от меня (или от моего мужа).

Наши мудрецы учили: «(В формировании) человека участвуют три партнера: Бог, его отец и его мать».1 Слышите? Три партнера! И, как я однажды услышала от одной замечательной любящей матери более чем десятерых детей, — «Я всего лишь младший партнер в этом непростом деле, а старший — это Всевышний.

Проще говоря, что это значит? Это значит, что вся наша жизнь — баланс приоритетов. Я чисто физически в состоянии сделать все-все-все, да и не должна. Я не смогу справиться со всем и позаботиться обо всем, о чем хотелось бы.

И знаете, что? Когда я принимаю эту реальность, а не пытаюсь с ней бороться, когда перестаю стремиться все контролировать и доверяю Всевышнему самому решать, как должно быть, я чувствую себя намного более расслабленной и счастливой. Прямо сейчас я куда более спокойная и счастливая Элана, чем могла быть.

Я буду воспитывать своих детей и предоставлять им самые лучшие инструменты для взаимодействия с этим миром. Если у меня есть ребенок, который с чем-то борется, я постараюсь получить ту помощь, в которой он нуждается (будь то врачи, репетиторы или что-то другое), но прежде всего я предоставляю решение возникшей проблемы Богу — старшему партнеру. Я напоминаю себе, что мой ребенок — это и Его ребенок тоже, и что Он заботится и любит этого маленького человечка даже больше, чем я могу понять или представить себе.

И что же происходит, когда я так поступаю? К моему безграничному восхищению и невероятному изумлению, подобно росткам чечевицы, и мои дети, и я, продолжаем вместе расти!


Сноски

  1. См. Кидушин, 30б, и Нида, 31а.