в , ,

Симхат Тора в СССР

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Для евреев Советского Союза, которые ещё не знали никакой еврейской жизни, день Симхат Тора наполнялся глубоким смыслом и осознанием своего еврейства.

 

Знаю, что не должна этого говорить, но я всегда ощущала тяжкое бремя праздников месяца Тишрей. Всякий раз, когда начиналась подготовка к празднованиям, не прекращалась стирка, уборка, приготовление пищи, приходило много гостей, было море забот, больше, чем бывает в Шабат, больше, чем в обычный  Йом Тов. Это очень утомляло. Как мать маленьких детей, остро переживающая дефицит времени, я смотрела на день Симхат Тора, как на слабо тлеющую надежду на то, что наконец-то подошли к концу бесконечные, утомительные праздничные дни.

Однако неожиданно я раскрыла для себя нечто, что навсегда изменило мой подход к этому празднику.

 

Неожиданное открытие

 Я родилась в Минске, в бывшем СССР. Моя семья, как и многие другие, иммигрировали в Соединённые Штаты в конце 1970-х годов. Мне подарили жизнь дважды: однажды, когда я родилась физически, и второй раз, когда мои родители имели мужество вывезти меня из Советской России, чтобы я получила возможность прожить новую жизнь, следуя религиозным традициям; получила достойную профессию; обрела прекрасную семью и имела настоящие права и привилегии, которыми наслаждаюсь и поныне.

Я всегда благодарила Творца и моих родителей за то и другое.

Вскоре, после завершения моих первых праздников, я обсуждала с мамой наш исход из Советского Союза. Мама сказала: «В некотором смысле, именно праздник Симхат Тора повлиял на принятие нами скорого решения уехать из страны». Моя мама не соблюдающая еврейка, и подобное заявление с ее стороны вызвало во мне неподдельный интерес; я почувствовала, что здесь скрывается какой-то урок.

 

 

Мы расправили галутные плечи

Не секрет, что бывший Советский Союз был не самым гостеприимным местом для всего еврейского, национального; еврейская традиция утрачивалась, она перестала быть наследием, которое могло передаваться из поколения в поколение. Но в 1960-е годы, когда Израиль проявил военную мощь во всей своей полноте, благодаря победам в многочисленных войнах, евреи из России почувствовали себя смелее, расправили галутные плечи, но только отчасти.

Американская еврейская община обратила внимание на бедственное положение евреев России и начала серьёзно лоббировать интересы евреев диаспоры, дабы оказать давление на советское правительство и добиться для евреев разрешения репатриироваться в Израиль. Объединенные общими усилиями, советские евреи впервые начали рассматривать реально ранее утопическую и несбыточную мысль о том, как покинуть Советский Союз для лучшей жизни за пределами России.

Начиная с конца 1960-х годов, евреи крупных городов периодически собирались на санкционированные государством большие демонстрации, проходившие около запертых синагог. Поводом для таких стихийных собраний тысяч евреев в городах по всему Советскому Союзу — стал праздник Симхат Тора.

«Почему Симхат Тора», — спросила я свою маму. — «Почему не Рош ѓа-Шана, Песах, Йом Кипур? Кто устанавливал дату? Как люди узнавали об этом? Кто поднял первым свой протест? Почему вы уехали? Что вы сделали?»

 

Мама отвечает на мои глупые вопросы

Моя мама решила, что это были глупые вопросы. «Мы сделали это потому, что все молодые евреи города разъехались, а новости узнавали от друзей, а те — от своих друзей. Мы шли, пели, танцевали, встречали людей, которых не видели ранее, мы смеялись, читали письма из Израиля, обменивались информацией о репатриации и жизни за границей…

Только раз в году нас не одолевал страх за то, что мы евреи, и мы были счастливы это осознавать, даже в присутствии чиновников из КГБ. Тогда мы почувствовали свою силу и увидели в эти дни, сколько нас. Мы поняли, кто мы, и стали этим гордиться».

Для евреев Советской России праздник Симхат Тора стал единственным днём, уникальной возможностью ощутить, кем они были. У них не было других праздников, чтобы почувствовать смысл еврейской жизни, полноценную связь друг с другом или особенную, бурлящую радость праздника  Симхат Тора.

Сказать точнее,  Симхат Тора  был нашим еврейским праздником, который отделял евреев от русских, подчеркивал еврейские ценности, жизненные пути, определённый статус и критерии, по которым оценивали евреев. Во все остальные дни эта обособленность порождала вражду со стороны наших соседей; но в Симхат Торав присутствии целого народа — обособленность и вражда были не столь заметны.

 

«Наш маленький народ кажется таким замечательным». Предчувствие будущего!

Многие советские евреи, принимавшие участие в таких событиях, никогда не видели Торы, ради которой проходили празднования. Тем не менее, по описанию участников, Тора никогда не была далека от них. Евгений Валевич, российский еврейский музыкант, написал популярную песню, отразившую наше тогдашнее настроение на празднествах Симхат Тора. «Как пел старый кантор», — говорится в песне, — наш маленький народ кажется таким замечательным». Удивительно, но эта гордость и ощущение единого народа и еврейской страны оказались абсолютно новым и уникальным чувством для многих евреев, и эти  переживания побудили их полностью изменить свою жизнь и репатриироваться.

В Симхат Тора мы празднуем завершение годичного цикла изучения Пятикнижия, которое мы только что закончили читать и старательно изучать в течение целого года. Сегодня мы знаем, что Тора заключает в себе. Мы знаем ее бесконечные радости и глубину проникновения  законов Торы в нашу жизнь. Однако, по свидетельствам советских празднеств, тогда эта радость Торы была не поверхностная, но глубокая, исходящая откуда-то изнутри — на интуитивном уровне. Мы знали, что Тора в наших сердцах олицетворяет многие ценности и чувство единства еврейской страны, и это делает её по-настоящему уникальной. Ради такого потрясающего переживания стоит выделить один день, дабы отметить его по-особенному.

Вдумаемся: даже там, где евреи ничего не знали и не праздновали, Симхат Тора во главе со Свитками Торы явила собой всю ценность еврейского бытия.

Урок моей мамы прост, но довольно глубок: празднование Симхат Тора — это уникальное сближение Торы и евреев. Здесь соединилось всё: Шабат, мицвот, еврейские ценности, выживание еврейского народа, весь его воскресший потенциал. Этот праздник  вызвал на Божий свет  всё, что было сокрыто в еврейской душе и ждало своего проявления в будущем.

Симхат Тора — это не послесловие к празднику, но в некотором смысле — предисловие, вступление и предчувствие великой перспективы еврейского народа во всех аспектах национальной еврейской жизни.

Report

Проголосуйте:

Шмини Ацерет и Симхат Тора

Что такое «Арбаа миним»?