в ,

Чем руководствовался царь?

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Возможно, сегодня его имя знакомо немногим, однако рабби Лейб (Залкинд) Батлан ​​в свое время был далеко не безызвестной фигурой.

Будучи раввином латвийского города Динабург (Двинск, Даугавпилс), он отличался удивительно глубоким пониманием Торы и безупречной памятью, а также умением схватывать материал буквально на лету, так что мог легко процитировать любое место из всего Вавилонского Талмуда, как будто только что закончил его просматривать. 

У рабби Лейба был богатый сын, который работал подрядчиком и заработал себе состояние, в основном поставляя еду и одежду царской армии. А однажды и само правительство сочло полезными его услуги, наняв на строительный проект.

Наша история начинается, когда сын раввина только что закончил строительство военного городка в Динабурге. Высокопоставленные генералы прибыли с проверкой и начали обыскивать весь объект на предмет малейших неисправностей, а кроме того, доискивались, нет ли каких-нибудь недостающих средств. Однако ничего не нашли, выразили свое одобрение и удалились. Сын раввина вздохнул с облегчением, что все закончилось. Но затем, к его удивлению, приехал осматривать объект сам царь Николай.

Царь появился со свитой, с помпезными генералами. Сын раввина вместе с архитекторами все показал царю и описал, какая изобретательность была проявлена в планировке здания.

Когда группа Его Высочества входила в одно из крыльев здания, монарх остановился и указал рукой на стену.

«Эта стена изогнута, — сказал он, поворачиваясь, чтобы видеть лицо сына раввина. — Похоже, будто вот-вот упадет».

Возникла страшная тишина. Молчаливые взгляды сверкали вокруг, как молнии, торопясь выявить ответственного. Но прежде, чем кто-либо успокоил царя, раздался голос.

«Я не думаю, что стена изогнута, Ваше Величество».

Ошеломленная свита медленно повернула головы в направлении прозвучавшего голоса, не в силах поверить своим ушам. Это был тот же еврей, подрядчик, он стоял белый, как простыня, и глаза заливал пот. 

Лицо царя потемнело.

«Заковать его в кандалы, — бросил он солдатам, стоявшим позади свиты. — Возможно, он научится некоторым манерам, когда погниёт в тюрьме».

На сына раввина тотчас надели наручники, согнули его в три погибели и бросили в темную камеру.

Его отец, раввин Лейб, обычно всю неделю оставался в синагоге — в ней находился местный хедер, которым он руководил, а возвращался домой он только в Шабат. Но когда известие о заключении сына дошло до матери, бросив все, чем занималась, она побежала в синагогу, чтобы сообщить о несчастье мужу. 

Увидев ее, он кивнул, но, казалось, не был обеспокоен. Будучи уверенным в доброте Всевышнего, он попросил жену спокойно вернуться домой и продолжать жить, как обычно.

Тем временем царь только-только покинул Динабург, как вдруг резко остановился, нахмурив брови. Под любопытные взгляды окружения решительно отправил посланника обратно в город с срочным приказом: сообщить тюремному надзирателю о немедленном освобождении подрядчика,заключенного в тюрьму. Само собой разумеется, воля царя была сразу выполнена, и сын раввина оказался на свободе.

Никакого объяснения никто от него не услышал, а он продолжал свое путешествие, как ни в чем не бывало. 

Странное происшествие заставляло генералов строить догадки и вызывало яростные споры на протяжении всего обратного пути, пока кто-то, наконец, не набрался смелости.

«Что бы произошло, Ваше Величество, если бы этот еврей посидел в тюрьме еще несколько дней? После того, что себе позволил, он не заслуживал Вашего срочного внимания. Его можно было освободить, отправив самое простое письмо, которое пришло бы туда через несколько дней».

Царь помолчал, очевидно, обдумывая ответ.

«Вы помните, — наконец начал он, — военный парад в Петербурге несколько лет назад? Мне было любопытно посмотреть, укоренилась ли в наших военных верность, достаточно ли далеко продвинуло их в этом обучение. Я лично посетил каждый лагерь и попросил каждого генерала, чтобы его солдаты продемонстрировали возможности своего подразделения. Большинство выступило впечатляюще, но была одна часть настолько плохо обученная, что я почувствовал дурноту, поэтому ответственного за подготовку тех солдат генерала тут же бросили в камеру. И я сразу забыл о нем, будто его и не было никогда.

 Прошло время. Однажды я посетил некую тюрьму в надежде больше узнать о людях, которые там находятся, и их условиях. Надзиратель показал мне несколько камер, доложил о предыстории и преступлениях каждого заключенного. Наугад я попросил пройти в конкретную камеру и лицом к лицу столкнулся с тем генералом. 

Теперь он был совсем другим, его одежда оказалась изорвана и грязна, и хоть все лицо заросло бородой, без сомнения, передо мной был именно он. Я спросил его, почему он здесь, и генерал напомнил мне о былом преступлении, горько добавив, что заперт в темнице уже более двух лет. Почувствовав досаду, я извинился и выпустил его».

Царь озадаченно посмотрел на своих генералов. 

«Тот генерал сидел в тюрьме более двух лет, но я ни разу о нем не вспомнил. Ни разу за все время в памяти не мелькнуло его лицо. А этот подрядчик из Динабурга продолжал стоять у меня перед глазами, так что я не мог ни о чем другом думать. И тогда я понял, что, возможно, было бы разумно его отпустить».

Жалоба

Проголосуйте:

0 баллов
За Против

Добавить комментарий

Коронавирус. Было ли в истории что-то подобное?

Поразительно: 750 лет назад еврейский мудрец предсказал коронавирус