в

Чтобы не знать бед!

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

«Устрой себе дорогу»

Дварим (19:3)

Есть известный рассказ об Элкане – выдуманный, конечно. Этот Элкана был еврейским крестьянином и жил на Голанских высотах. У него были поля, виноградники, плантации и стада коров. Тяжелая и утомительная работа была обеспечена ему на все дни года. Он ждал тех праздничных дней, когда наступал ежегодный отдых. На это время вся работа прекращалась, даже если это приходилось делать вопреки своей воле, – ведь он соблюдал Тору и ее заповеди. Однако одну заповедь он “забросил” и не исполнял – заповедь праздничного паломничества. Храм в ту пору еще стоял на своей горе, и все соседи Элканы устремлялись к этому великому и священному зданию. Возвращаясь, они рассказывали о своих возвышенных переживаниях, о чистой атмосфере праздника и о том, как вместе собираются миллионы сынов Израиля, о постоянных чудесах и о священном служении. Но Элкана считал себя свободным от всего этого.

Что ему оставалось делать? Ведь Песах выпал как раз на сезон жатвы ячменя, Шавуот – на сезон жатвы пшеницы, а Суккот – на сезон, когда нужно собирать урожай с поля. Не будет же он губить свой урожай понапрасну.

«Тора жалеет имущество Израиля». «Святой, благословен Он, не насмехается над Своими творениями».

Чтобы подняться в Иерусалим на праздник, он был бы должен оставить свои поля за три недели до этого, чтобы успеть совершить путь и пройти очищение. А потом еще две недели после праздника, пока вернется домой. Не для него всё это… Таков был Элкана, и таковы были его взгляды.

…Но прошли годы, и его дети выросли. Элкана состарился, и сыновья взяли бразды правления в свои руки. Они обрабатывали поля и пасли скот. Теперь отговорок больше не было. Элкана сказал самому себе: «Поднимусь же я один раз в Иерусалим, посмотрю на этот великий и святой Храм, увижу своими глазами все чудеса».

Он оседлал осла и взял в руки узелок с  монетами, чтобы купить животных для жертвоприношений. Спустился с Голанских высот – куда идти дальше?

Он увидел детей на развилке дорог и спросил: «Дети, дети, где дорога в Иерусалим?»

Они засмеялись звонкими голосами: «Старый еврей и не знает? Разве за всю жизнь ты там не побывал? Или от старости память пропала?» Со смехом они показали ему дорогу, и он поехал до следующего перекрестка. Там ему снова пришлось ждать прохожих, и он вновь наткнулся на удивленные взгляды.

Сколько ему пришлось страдать и стыдиться, пока он доехал до святого города и увидел великолепие Храма. Но разве Элкана не видел на каждом перекрестке дорожный знак? К сожалению, на нем не было указано пути в Иерусалим, но лишь путь к городу-убежищу.

Об этом говорится в нашей главе: «Устрой себе дорогу». Раши так комментирует этот стих: «К убежищу». На дорожных столбах было написано: «Убежище». Но почему? Почему нам не заповедано писать «Иерусалим» на столбах? Почему только убежище? Ответ предельно ясен. Если нет указателей пути в Иерусалим, паломники будут спрашивать, и пусть все знают, что люди идут в Иерусалим – «радость всей земли». По этой же причине везде было написано «Убежище», чтобы никто не останавливался с вопросами, и пусть не знают, что в стране есть преступность и убийства.

Report

Проголосуйте:

Добавить комментарий

Не знает человек, как будет действовать в час испытания

Нельзя отчаиваться