Обычно полагают, что цараат, о котором говорится в Торе, совпадает с заболеванием, известным под именем проказы, и что Тора предписывает методы пресечения заразы. Однако эта мысль основана на ошибочных предпосылках: описанные в Торе симптомы цараат — это не симптомы проказы. И лечение, предписанное Торой, не согласуется ни с какими правилами медицины или гигиены.

Рав Гирш отмечает следующие очевидные различия между симптомами обычной проказы и того насылаемого Небом заболевания, которое имеется в виду в Торе. (Он также цитирует Сфорно, бывшего врачом, который тоже утверждает, что две эти болезни совершенно различны.)

  1. Проказа начинается с опухания и потемнения кожи, а цараат не вызывал никакого опухания, и пораженные им участки кожи становились белыми.
  2. Самая злая из известных форм естественной проказы, согласно закону Торы, вовсе не создавала нечистоты.

Более того, предписанные Торой распознавание и лечение цараат не соответствуют показаниям медицины.

  1. По закону Торы, если на пораженном месте появляется хоть сколько-нибудь живого мяса, то это не признак улучшения, а наоборот, знак нечистоты!
  2. С другой стороны, если живое мясо исчезало и вместо него на том же месте снова появлялся цараат, то Тора объявляла это признаком чистоты.
  3. Коэн не обследовал, как делал бы врач, складки тела человека, пораженного болезнью. Только по внешнему виду открытых частей тела основывал он свое решение относительно чистоты и нечистоты.
  4. Прежде чем коэн начинал обследование дома, пораженного, как подозревали, язвой, оттуда выносили все вещи, дабы они не стали оскверненными, если дом будет объявлен нечистым. Ставить на общественную территорию предметы, которые, вполне возможно, заражены, — это, конечно, противоречит любым санитарным нормам.
  5. Во время свадеб, в шабат или в праздники, когда толпы людей стекались в Иерусалим, ни единого заболевшего не подвергали осмотру.

Если бы в Торе шла речь об обычном инфекционном заболевании, то естественно было бы, чтобы обследование проводилось во время скоплений людей, когда вероятность заражения наиболее велика.

  1. Более того, в Иерусалиме — месте массового паломничества — ни один дом вообще не мог быть объявлен нечистым.
  2. В городах, не обнесенных стеной, пораженному цараат разрешалось оставаться внутри города.
  3. Ни один нееврей вообще не мог стать нечистым; его не осматривали и не изолировали. Согласно алахе, он не подвергался осмотру даже в том случае, если был обращен в иудаизм в то время, когда болезнь уже проявилась.

Все это показывает, что речь не идет об обыкновенной болезни, и, чтобы избавиться от нее, требуется обращение не к помощи медицины, но к Торе.

Нет, эта болезнь появилась в еврейском народе во времена Храма как знак особого Промысла Творца. Она проявлялась в белых пятнах, появляющихся и на коже грешника, и на стенах его дома, на его утвари и одежде, — явное чудо! Она приключался из-за определенных прегрешений, и избавиться от нее можно было только с помощью духовных усилий — покаянием и самоисправлением.