in ,

НеплохоНеплохо

8 ёмких идей на тему Хануки от рава Джонатана Сакса

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Развейте тьму этих зимних дней, задействовав искры таких окрыляющих идей!


1. Вдохновляясь верой, мы способны изменить мир

Победа Маккавеев – одно из самых ярких военных достижений того времени. Как сказано в специальной ханукальной вставке в праздничную молитву, это была «победа немногих над многими, слабых над сильными».

Пророк Захария так резюмировал произошедшее тогда чудо: «Не могуществом и не силой – только духом Моим, – сказал Господь Воинств».1

22 столетия назад, когда Израиль находился под властью империи Александра Македонского, один из ее лидеров, Антиох IV, решил ускорить ассимиляцию местных жителей, запретив евреям исповедовать иудаизм и водрузив в Иерусалимском Храме статую громовержца Зевса.

Для тех евреев, которые продолжали с трепетом относиться к вере праотцов, это было невыносимо. Поэтому Маккавеи, невзирая на свою малочисленность и неискушенность в ратном деле, бросились на защиту своих религиозных свобод и чудом одержали ошеломляющую победу над самой могущественной армией древнего мира.

После долгих боев они отвоевали Иерусалим, заново освятили Храм и снова зажгли Храмовую Менору, использовав масло из единственного маленького кувшинчика, найденного неоскверненным среди обломков в Храме.

На самом деле у Маккавеев не было ни закалки, необходимой для такой борьбы, ни опыта, ни оружия, ни численности. Но у них была мощная сила еврейского духа, который жаждет свободы и готов за нее сражаться не на жизнь, а на смерть.

Никогда не верьте, когда говорят, что численное превосходство важно и какая-то горстка преданных делу людей не может изменить мир. Вдохновляясь верой, такие люди смогут все! Тогда это сделали Маккавеи. А сегодня это можем быть и мы.

2. Свет, зажженный силой духа, никогда не гаснет

Комментаторы задают интересный вопрос на тему Хануки. В течение восьми дней мы зажигаем свечи и каждый вечер благословляем происходившие с нашим народом чудеса «ше-аса нисим ла-авотейну». Но в чем было чудо первого дня Хануки?

Масло, которого должно было хватить на один день, в итоге горело все восемь. С каждым днем чудо становилось все более очевидным. Однако в самом первом дне в этой связи ничего удивительного нет – масла на него хватило бы в любом случае.

Очевидно, чудо заключилось в том, что Маккавеи в принципе смогли посреди разгромленного греками Храма обнаружить кувшинчик с маслом, на котором сохранилась неповрежденная печать первосвященника. Не было никаких оснований предполагать, что что-то могло пережить это глобальное осквернение Храма и сохраниться в целости. Однако после тщательных поисков Маккавеи все же нашли такой сосуд.

Хочется спросить: а почему они вообще что-то искали? И ответ на этот вопрос принципиально важен: потому что верили, что даже после самого страшного разгрома все-таки что-то да останется.

Чудо первой ночи было чудом самой веры, веры в то, что хотя бы что-то маленькое сохранится, уцелеет, и благодаря этому можно будет начать все заново.

Надо сказать, такое не раз происходило в еврейской истории. Были времена, когда любой другой народ уже в отчаянии сдался бы: после разрушения Храма, массовых убийств во время крестовых походов, изгнания и преследования испанской инквизицией, многочисленных погромов или Холокоста. Но евреи почему-то не опускали руки и не впадали в отчаяние, посвящая оставшуюся жизнь оплакиванию своей тяжкой доли.

Итак, Маккавеи собрали те частички прежней жизни, которые удалось сохранить, и восстановили наш народ благодаря тому, что зажгли огонь Меноры, озарив это тяжелое время светом. А заженный свет говорил нам и всему миру о силе человеческого духа, способном преодолеть любую трагедию. Вот что может быть, если не смиряться с поражением.

Со времен Моше Рабейну, после того, как он встретил в пустыне куст, который горел и не сгорал, и из этого огня послышался голос Всевышнего, до дней Маккавеев и единственного кувшинчика с оливковым маслом, который был необходим для горения Храмовой Меноры в течение одного дня, иудаизм был «вечным огнем» человечества, неугасимым светом, который не могла уничтожить никакая сила на земле.

3. Ханука в наше время

В 1991 году я зажигал ханукальные свечи вместе с Михаилом Горбачевым, это было за несколько недель до распада Советского Союза. На протяжении 70 лет исповедовать иудаизм в коммунистической России фактически было запрещено. То была одна из двух страшнейших атак на наш народ и нашу веру в 20-м веке.

Если немцы стремились убить евреев физически, то советские идеологи коммунизма пытались убить иудаизм и его духовную составляющую. При Сталине, особенно в последние годы его правления, этот натиск был особенно жестоким.

После 1967 года, когда Израиль одержал победу в Шестидневной войне, многие советские евреи загорелись идеей покинуть Россию и уехать на свою историческую родину. Но мало того, что им было отказано в разрешении это сделать, так еще люди, подававшие прошение о выезде, зачастую теряли работу и даже попадали в тюрьму.

Евреи по всему миру устраивали акции протеста, выражая солидарность с собратьями из Советского Союза и требуя, чтобы заключенных, которых стали называть «отказниками», освободили и отпустили в Израиль.

Придя к власти, Михаил Горбачев понял, что система СССР неработоспособна и нуждается в серьезной модернизации. Коммунизм принес в массы не свободу и равенство, а репрессии, полицейский режим и новую иерархию власти. Однако, в конце концов, эта система рухнула, благодаря чему евреи наконец получили свободу исповедовать веру праотцов и иммигрировать в Израиль.

В тот самый день, когда мы зажигали свечи, Горбачев попросил меня через своего переводчика объяснить, что мы только что сделали. Я рассказал ему, что 22 века назад в Древнем Израиле очередные захватчики территории запретили публичное исповедание иудаизма. Евреи мужественно боролись за свою свободу продолжать традиции предков и отстояли ее, а огни ханукии стали символом этой победы.

После этого я добавил: 70 лет назад евреи попали в похожие условия, потеряв ​​возможность жить свободной полноценной еврейской жизнью, но теперь вы помогли им ее вернуть. Получается, вы стали частью истории Хануки.

Когда переводчик передавал эти слова Горбачеву, тот смущенно покраснел.

История Хануки до сих пор жива, она по-прежнему продолжает вдохновлять, рассказывая не только нам, но и всему миру о том, что, хотя тирании все еще существуют, свобода с Божьей помощью в конце концов снова окажется в наших руках.

4. Первый конфликт цивилизаций

Одна из ключевых фраз нашего времени – «конфликт цивилизаций». Между тем, Ханука – это один из первых великих конфликтов цивилизаций, между древними греками и евреями, Афинами и Иерусалимом.

Древние греки создали одну из самых выдающихся цивилизаций всех времен. Великие умы, внесшие огромный вклад в развитие мировой мысли – философы Платон и Аристотель, историки Геродот и Фукидид, драматурги Софокл и Эсхил – были родом из Греции. Греки создали искусство и архитектуру непревзойденной красоты. Тем не менее, во втором веке до новой эры их мощнейшая армия потерпела поражение от крошечной группы еврейских борцов за свободу, известных как Маккавеи. С тех пор Греция как мировая держава довольно быстро пришла в упадок, не оставив до наших дней почти ни следа от былого величия. В то же время малочисленный и постоянно угнетаемый еврейский народ пережил все изгнания и преследования, тем н менее, он процветает в наши дни.

В чем же разница между ними?

Греки – идолопоклонники, не готовые верить в единого любящего все Свои творения Бога, – подарили миру понятие трагедии. В их представлении люди к чему-то стремятся, борются, порой даже достигают величия, но при этом у жизни нет конечной цели. Вселенной нет дела до простых смертных.

Древний Израиль подарил человечеству идею надежды. Люди приходят в этот мир, потому что Бог создает всех, исходя из любви, и через любовь мы открываем смысл и цель жизни.

Трагические культуры со временем распадаются и умирают. Не имея никакого ориентира в вопросах смысла жизни. Такие люди утрачивают моральные убеждения и привычки, от которых зависит преемственность. Они жертвуют счастьем ради удовольствия. Они продают будущее за настоящее, постепенно теряя страсть и энергию, которые когда-то их возвеличили. Так случилось и с Древней Грецией.

А иудаизм и его культура надежды выжили. И огни ханукальных свечей являются символом этого выживания. Свеча надежды иногда кажется очень маленькой, но от нее может зависеть выживание целой цивилизации.

5. Свет войны и свет мира

Есть один ханукальный закон, который кажется мне очень трогательным и глубоким. Маймонид пишет, что «заповедь зажигания ханукальных свечей чрезвычайно ценная. Тот, у кого нет денег на их покупку, должен что-то продать или, если необходимо, взять взаймы, чтобы иметь возможность выполнить заповедь».

Тогда возникает вопрос: что делать, если в пятницу днем вы вдруг обнаружите, что у вас есть только одна свеча? В пользу какой заповеди вы ее зажжете, как субботнюю или как ханукальную? Одновременно обе исполнить при этом невозможно.

Учитывая приведенные выше слова Рамбама логика подсказывает, что вы должны произнести при зажигании благословение, соответствующее Хануке. В конце концов, не существует закона, согласно которому вы должны продавать что-то или брать в долг ради того, чтобы раздобыть свечи для Шабата. Но закон гласит, что, столкнувшись с таким выбором, вы должны сделать выбор в пользу субботней свечи. Почему?

Вот что по этому поводу говорит сам Маймонид:

«Свечи Шабата имеют приоритет, потому что они символизирует шлом баит – мир в доме. А мир велик, потому что вся Тора была дана для установления мира во всем мире».

Только подумайте: Ханука знаменует собой одну из величайших военных побед в истории нашего народа. И все же еврейский закон гласит, что, если мы можем зажечь только одну свечу, шабатняя имеет приоритет, потому что, с точки зрения иудаизма, даже величайшая военная победа уступает место миру в доме.

Почему среди всех религий древнего мира выжил только иудаизм? Потому что в нем дом ценится больше, чем поле битвы, брак – больше, чем военное величие, а дети – больше, чем генералы. Для наших предков мир и гармония в семье имели большее значение, чем достижение даже самых важных политических целей.

Поэтому, отмечая Хануку, подумайте о настоящей победе этого праздника, которая была не военной, а духовной. Евреи были уникальными представителями древнего мира, уже тогда они воспринимали и ценили самые что ни на есть человеческие ценности – семейные – превыше всего.

В иудаизме свет мира всегда горит ярче света войны.

6. Третье чудо

Мы прекрасно знакомы с двумя чудесами Хануки, которые постоянно сравнивают по значимости – военную победу Маккавеев над греками и то, что масло, которого должно было хватить на один день, горело целых восемь. Но на самом деле было и третье чудо, о котором мало кто знает. Случилось оно спустя несколько веков.

После разрушения Второго Храма многие раввины были убеждены, что Хануку следует отменить. В конце концов, это празднование повторного освящения Храма. Но ведь Храма не стало, его фактически стерли с лица земли римляне под руководством императора Тита.

Так в чем же оставался смысл праздника без Храма?

Талмуд даже сообщает, что как минимум в одном городе, Лоде, Ханука действительно была отменена. И все же со временем одержала верх другая точка зрения, поэтому мы продолжаем праздновать Хануку по сей день. Почему?

Потому что, хотя Храм действительно лежал в руинах, еврейская надежда не была уничтожена. Возможно, мы потеряли здание, но у нас все еще была история Храма, память о нем и его духовный свет. И то, что произошло однажды во времена Маккавеев, могло повториться снова, поколения спустя.

Именно эти слова «наша надежда не разрушена» стали частью гимна «А-Тиква», который вдохновил евреев вернуться в Израиль и восстановить свое древнее государство.

Так что, зажигая ханукальные свечи, непременно подумайте об этом. Еврейский народ сохранил надежду, а надежда сохранила жизнь еврейскому народу. В разговоре человечества наш голос – голос надежды.

7. Внутри и снаружи

В иудаизме есть три заповеди о зажигании свечей: в начале Шабата, по окончанию его, когда совершают Авдалу, и в Хануку.

Разница между ними в том, что субботние свечи, как уже было сказано, олицетворяют мир в доме. Они освещают дом изнутри. Если хотите, их можно назвать внутренним светом иудаизма, светом святости брака и святости дома.

Ханукальные свечи раньше зажигали прямо на улице – перед входной дверью. Только страх антисемитских проявлений заставил этот обычай измениться, и чтобы вернуться к прежней традиции, возрождая идею о прославлении ханукального чуда, Любавический Ребе распространял идею о том, чтобы в общественных местах зажигали гигантские ханукии.

Свечи Хануки – это тот свет, который иудаизм приносит миру. Когда мы не боимся публично заявлять о том, кто мы есть, о принципах, по которым живем, и, если необходимо, сражаемся за свою свободу.

Что касается свечи для Авдалы, у нее такая особенность: она считается кошерной только при условии, что состоит из нескольких фитилей, сплетенных вместе. Таким образом, она представляет собой слияние двух видов света – субботнего, освещающего дом и нас самих изнутри, и внешнего, который мы сами излучаем в течение шести будних дней недели, когда выходим в мир и живем в соответствии со своей верой публично.

Когда мы, как евреи, живем в уединении, наполняя наши дома светом Шхины, Божественного присутствия, когда мы живем как евреи, не скрываясь, неся свет надежды другим, и когда мы живем, объединяя обе эти идеи, тогда мы действительно становимся «светом для народов».

Всегда было два способа жить в реальности, которая часто бывает темной и полной слез. Мы можем проклинать тьму или зажигать свет. Как говорят хасиды, даже маленький свет прогоняет большую тьму. Так пусть же все мы помогаем осветить этот мир!

8. Зажечь другой огонь

В Талмуде приводится интересное обсуждение. Можете ли вы взять одну ханукальную свечу, чтобы зажечь другую?

Обычно, конечно же, мы берем для этого дополнительную свечу, шамаш, и используем ее, чтобы зажечь все остальные. Но предположим, что у нас ее нет. Можем ли мы зажечь первую свечу, а затем использовать ее, чтобы зажечь остальные?

Два великих мудреца 3-го века, Рав и Шмуэль, множество раз не могли прийти к единому мнению, в том числе и по поводу этого вопроса. Обычно в Галахе используется правило, согласно которому, если Рав и Шмуэль не согласны, закон следует за мнением Рава. Из этого правила существует только три исключения, и интересующее нас как раз одно из них.

Почему Рав считал, что нельзя брать одну ханукальную свечу, чтобы зажечь другие?

Потому что, говорит Талмуд, вы таким образом уменьшили бы первую свечу. Зажигая ею другие свечи, вы неизбежно проливаете немного воска или масла. А Рав говорит: не делайте ничего, что уменьшило бы свет первой свечи (сократило бы его время).

Но Шмуэль не согласен, и закон следует за Шмуэлем. Почему?

Давайте представим двух евреев: оба религиозны, оба преданы идеям иудаизма, оба живут еврейской жизнью. Один говорит: я не должен общаться с евреями, которые менее религиозны, чем я, потому что, если это сделаю, мои собственные стандарты опустятся. Я уменьшу себя, и мой свет погаснет. Примерно так считает Рав.

Другой говорит: нет. Когда я использую пламя своей веры, чтобы зажечь свечу в чьей-то жизни, мое еврейство не уменьшается. Оно только растет, ведь в мире становится больше еврейского света.

Когда речь идет о духовных благах, а не о материальных, действует простой закон: чем больше я делюсь, тем больше у меня остается. Если я поделюсь своими знаниями, верой или любовью с другими, у меня не будет меньше, совсем наоборот. Так считает Шмуэль, и именно в соответствии с его мнением в конечном итоге был принят закон.

Так что делитесь своим иудаизмом с другими евреями. Возьмите пламя своей веры и помогите зажечь другие души.

Сноски

  1. Захария, 4:6.

Источник

Report

What do you think?

Добавить комментарий

Уважительно относиться к синагоге

Глава Микец и Ханука переплетаются друг с другом