в , , ,

ЗА ТУЧАМИ COVID-19: ЯРКИЕ ЛУЧИ НАДЕЖДЫ

Автор: Борис Куперштейн Небо. Хайфа
image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Коронавирус потряс мир так, как не бывало со времен Второй мировой войны. Мы живем в эпоху, когда слово «беспрецедентный» звучит постоянно, но наше время действительно беспрецедентно.

Тем удивительнее, что в стране, где большинство жителей верит в Б-га (США), вероятность того, что пандемия является посланием Свыше почти не обсуждается.

Никто не может с точностью утверждать, что это за послание. Но каждый из нас может и должен спросить себя: что я могу сделать лучше? Есть ли что-то, чего я не делаю, а должен? Или что-то, что я делаю и при этом глубоко внутри себя понимаю, что этого делать не следует?

Сейчас — в разгар потрясений, вызванных коронавирусом, — самое время для переосмысления.

Этому нас учит Царь Шломо в Экклезиасте (7:2). Он говорит: «Лучше пойти в дом скорби, чем в дом пира».

Но почему он так сказал?

Разве приятнее идти в дом скорби? Разумеется, нет.

Но так «лучше» — потому как способствует нашему совершенствованию как людей. В доме скорби мы вынуждены столкнуться с реальностью нашей смертности. Это напоминает нам о необходимости задуматься над тем, что мы оставим после своего ухода. Встреча с нашей уязвимостью перед COVID-19 также предоставляет нам возможность внести ясность в стоящие перед нами цели и в наш образ жизни.

Есть притча о человеке, у которого было три друга, — близкий друг, с которым он проводил большую часть времени, хороший приятель, с которым он проводил часть своего времени, и знакомый, с которым он изредка встречался. Случилось так, что этого человека обвинили в государственной измене. Ему приказали явиться во дворец, чтобы ответить на предъявленные обвинения. Понимая, что его жизнь висит на волоске, он обратился к друзьям, умоляя их сопроводить его.

Близкий друг покачал головой и пошел восвояси. Хороший приятель согласился пойти с ним, но только до дверей дворца. Знакомый же заверил его, что не только проводит до дворца, но и выступит перед царем в его поддержку.

Услышав это, человек прокричал: «Каким же глупцом я был! По-настоящему положиться я могу лишь на моего знакомого. Почему же с самого начала я не посвящал вам больше всего времени?» Суть притчи в том, что у всех нас есть три «друга», которым мы посвящаем свое время, — это наши финансы, семья и духовное развитие. В конце жизни деньги не останутся с нами, а семья лишь сможет проводить нас в последний путь. Духовные же достижения останутся с нами навечно.

Есть еврейский обычай возвращаться с кладбища другим путем. Идея в том, чтобы уйти с кладбища не таким, каким ты туда пришел. Посещать кладбище нужно не только для того, чтобы почтить память ушедших, но и чтобы обрести мотивацию жить с осознанием того, что наше время ограничено и нам необходимо сделать все, что возможно.

Похожим образом, в ожидании жизни после пандемии, жизненно важно выделить время, чтобы осмыслить Божественный урок, который мы можем извлечь из этого опыта. Нам следует включить в свою личную «стратегию выхода» — небольшие, но ощутимые шаги по совершенствованию себя.

Тогда мы не просто вернемся к своей прежней норме, но станем лучше.

Раввин Менахем Левин служит раввином общины «Ам Эхад» в городе Сан-Хосе, штат Калифорния, с 2007 года.

После переезда в Чикаго этим летом он возглавит йешиву JDBY-YTT (Joan Dachs Bais Yaakov – Yeshivas Tiferes Tzvi) — крупнейшую еврейскую школу на Среднем Западе.

Оригинал публикации: https://www.algemeiner.com/2020/05/07/the-very-strong-silver-lining-of-covid-19/

Источник: Algemeiner

Перевод Анастасии Мазур (под редакцией Г. Спинаделя)

Жалоба

Проголосуйте:

0 баллов
За Против

Добавить комментарий

Врата упования. 12-ый урок

Недельная глава с равом Патласом. Глава Балак