в , ,

Духовная ханукальная борьба

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

В еврейском мировоззрении имеет большое значение идея о том, что все люди уникальны, что каждый обладает духовной составляющей и что человеку присуща свобода выбора.


Ханука — еврейский «праздник огней» — нередко воспринимается как некий незначительный праздник, искусственно раздутый различными обычаями из-за того, что по календарю он близок к Рождеству. Что ж, Ханука действительно не упоминается в Торе, так как связанные с ней события произошли гораздо позже библейских времен.

Однако незначительным этот праздник назвать никак нельзя.

На поверхностном уровне в Хануку мы отмечаем победу еврейской повстанческой армией над силами греко-сирийской империи Селевкидов и освобождение Святого Иерусалимского Храма, что произошло почти за два столетия до новой эры.

Однако надо понимать, что это была не просто военная победа. Гораздо более важным ее аспектом была победа над вражеским мировоззрением, способом постижения нашей действительности.

Для раввинов эпохи Талмуда, которые утвердили Хануку как праздник, куда большим врагом, чем греческие солдаты из плоти и крови, осквернившие Храм, был факт принятия некоторыми евреями эллинистических идеалов, фундаментальной частью которых было то, что мы сегодня привыкли называть материализмом.

Нет, речь не только о стремлении к наслаждению физическими удовольствиями, хотя это тоже было частью древнегреческого мира. В конце концов, слова «циник», «эпикуреец» и «гедонист» уходят корнями именно в греческие философские школы. Основная проблема была в главенствующей философской концепции, называемой материализмом, которая утверждала, что все в этом мире может быть сведено к физическому, что нет никакой реальной сущности, называемой душой.

Дуализм же, напротив, — это вера в то, что мы, люди, одновременно и физические существа, и … нечто большее.

Многие современные ученые, восхищенные своими достижениями в понимании того, как функционирует мозг, согласны с современной версией материализма. Убежденность в том, что у каждого из нас есть душа, терпеливо объясняют они “менее просвещенным” людям, — это не что иное, как кажущийся на первый взгляд чем-то неземным результат электрической активности в наших черепах. Более того, каждая наша мысль и действие предопределены. Подобно тому, как другие физические процессы могут быть предсказаны на основе множества обстоятельств и условий их происхождения, если бы у нас было достаточно знаний о мозге какого-либо человека, мы могли бы с точностью предсказать каждое его действие. Наличие свободы выбора в глазах материалиста представляется всего лишь огромной иллюзией.

«Все те особенности, которые мы привыкли приписывать душе, носят чисто телесный характер, — заявляет, например, профессор Йельского университета Пол Блум. — Они возникают в результате биохимических процессов в нашем мозге».

Профессор Гарварда Стивен Пинкер советует нам отодвинуть в сторону «по-детски наивную интуицию и традиционные догмы» и признать, что то, что мы считаем душой, есть не что иное, как «деятельность мозга». Ведь в конце концов, ничего, кроме самих клеток мозга, в мозгу не обнаружено.

Но не найти никаких признаков души в мозге — все равно, что не найти никаких следов великого виолончелиста Йо Йо Ма в своем стерео-динамике и сделать на основе этого вывод, что только что завершившийся концерт классической музыки и мистер Ма являются исключительно плодами нашего разыгравшегося воображения.

Для сторонников дуализма наш мозг является проводником сознания и необходим для того, чтобы обнаружить в нашей деятельности следы проявления души.

Дебаты о материализме и дуализме вели такие философы, как Томас Гоббс, отстаивавший правоту первой концепции, и Рене Декарт, принявший сторону второй.

Вопрос более чем теоретический. Если мы, люди, являемся не чем иным, как сложившейся по ряду причин определенной комбинацией физических клеток, и врожденное понимание человеком того, что у него есть душа и свобода выбора, являются лишь иллюзиями, то получается, что в людях нет никакого преимущества перед насекомым. И нет ни малейшего основания, помимо совершенно бессмысленного утилитарного общественного договора, загонять себя в рамки какой-либо этической или моральной системы. Общество, отрицающее идею души, на самом деле, в самом глубоком смысле этого слова, бездушно.

Древние греки блестяще подходили к анализу физического мира. Они разработали целые науки, рассчитали окружность Земли, предложили гелиоцентрическую теорию Солнечной системы и сосредоточили внимание на деятельности человечества. Но при этом людей они рассматривали только как физические образцы.

Конечно, древние эллинистические философы говорили о «душе», но они ссылались только на то, что мы бы скорее назвали личностью или интеллектом.

Суть того, что мы называем душой сейчас, то есть сущности, которая может быть возвышена или осквернена из-за сознательного проявления нами свободы выбора, была абсолютно непостижимой для греческого мировоззрения.

Такая простая и важная идея была и остается основной для еврейского мировоззрения, которое настаивает на том, что все люди уникальны, что мы обладаем не только физическими телами, но и духовными составляющими, что наши действия не слепо предопределены, а соответствуют идее свободы выбора, и все, что мы делаем, имеет большое значение.

Таким образом, празднуя, хотя и временную, победу над материализмом, Ханука является действительно очень глубоким праздником, представляющим огромное количество тем для размышления.

Ханука продолжается восемь дней, а число восемь в еврейской традиции ассоциируется с тем, что находится за пределами природы, за гранью того, что мы можем познать. В этот праздник мы каждый вечер зажигаем свечи, освещая темные длинные зимние ночи. Малыши особенно ждут Хануку еще и в связи с обычаем дарить детям подарки и играть в севивон (волчок), а кроме того из-за традиционно принятых в этот период блюд — пончиков и картофельных оладий. Однако самым большим подарком Хануки в глобальном плане можно назвать ее жизненно важный урок для всего человечества: у каждого человека есть душа, отличающая его от всех других творений мира, и понимание этого поможет преодолеть даже могущественную силу материализма.

Эта статья первоначально опубликована в New York Times.

Жалоба

Проголосуйте:

0 баллов
За Против

Добавить комментарий

Чудесное спасение святых книг

Почему так важна трапеза Мелаве Малка?