в ,

Жизнь после смерти. 2-ая глава

image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Продолжение. Первую главу читайте здесь.

В ОТДЕЛЕНИИ интенсивной терапии продолжалась оценка состояния Шела. Предстояло ещё определить, было ли тяжёлое повреждение нерва необратимым. Была запланирована операция, позволяющая установить состояние позвонков.

Это было сложной задачей. Казалось, что Шелдона немедленно можно классифицировать как полностью парализованного, однако были также и признаки, дававшие некую надежду, хотя и призрачную, на то, что это не так.

После проведения операции новости взбудоражили всё отделение: хотя и имело место лёгкое повреждение твёрдой мозговой оболочки, спинной мозг Шелдона не был перерезан, а только повреждён. Это означало, что может случиться чудо — произойдёт восстановление. Шансы были малы, очень малы, но если бы спинной мозг был перерезан, то никакая терапия в мире вообще не смогла бы ничего поделать с параличом.

Врачи продолжали внимательно следить за позвонками Шела, пока те медленно выравнивались. Его спинной мозг подвергся стольким облучениям в ходе исследований, что это дало повод одному рентгенологу сострить:

— Не удивлюсь, если после всего этого у парня вырастет вторая голова!

После нескольких недель постоянного улучшения его состояния Шелдон больше не нуждался в услугах отделения интенсивной терапии и был переведён в 8-е неврологическое, где занимались реабилитацией. Именно там все больные с параличом четырёх конечностей начинали новую жизнь, учились уходу за собой и восстанавливали некоторую подвижность, используя свои головы и фантастические машины, приводимые в действие дуновением или зубами.

Хотя на данном этапе Шелдон лишь по медицинским документам отличался от остальных пациентов этого отделения, на самом-то деле задача перед ним была поставлена совсем иная. Он должен был привыкнуть жить сидя и получить возможность видеть мир с вертикальной позиции. Шелдон, как надеялись, мог полностью восстановиться.

Однако существовало одно заметное препятствие на пути к воплощению этих надежд — эмоциональное состояние пациента. Шелдон представлял собой, по понятным причинам, клинический случай депрессии, почти не ел, часто просыпался ото сна, вызванного лекарствами, в холодном поту или вскрикнув от приснившегося кошмара. Когда же он бодрствовал, он был в большинстве случаев необщителен, и лишь выражал скептическое недоверие по поводу любого вида реабилитации.

Шел не был единственным скептиком. Всего несколько недель назад он был на аппарате искусственного дыхания. Он полагал, что перспектива дальнейшего улучшения его состояния маловероятна; Рода Эвери, заведующая отделением физиотерапии, была более оптимистична. Тогда как большинство типичных пациентов надеялись на лучшее и зачастую доходили до отрицания действительности, у Шелдона Ротмана не было желания бороться за жизнь. Его поглощала горечь вины за аварию и скорбь по семье.

Виды на будущее самого Шелдона и мысли физиотерапевта по этому поводу были в чём-то идентичны: оба понимали, что надо начинать восстанавливать всё с нуля. Но если Шелдон видел впереди лишь разрушение и неудачу, терапевт видела не имеющую себе равных возможность возрождения и обновления.

Только что закончивший учёбу и рвущийся начать работу со своим первым настоящим «клиентом», прикреплённый к Шелдону физиотерапевт Джеки Финкельштейн был идеалистом и любителем ввязываться в ссоры, обладая при этом железной волей. Более неподходящую пару нужно было ещё поискать.

В дополнение к физиотерапевту Шелдон был направлен также к психологу, к социальному работнику (они долго не продержались), а также к ещё одному физиотерапевту Мелани Хоуи, чей подход очень отличался от стиля Джеки.

Джеки, оптимист по натуре, до сих пор помнил — и даже слышал — восторженные слова его учителей о том, что увлечённый работой терапевт может двигать горы и совершать чудеса. Мелани Хоуи, с другой стороны, была гораздо более сдержанна, хотя не менее увлечена, и у неё было гораздо больше опыта. Свыше десяти лет работы в этой области научили её, что сильные и настойчивые пациенты, готовые выкарабкаться к полноценной жизни и победить свою болезнь — это всё из области кино и романтических книжек. Конечно, бывали и истории успехов, но там не было таких осложнений, как у Ротмана.

Миссис Эвери передала дело Ротмана одновременно и Джеки, и Мелани, поскольку считала важным в случае, подобном этому, атаковать проблему сразу со всех сторон в надежде, что как минимум одна из стратегий приведёт к желаемому результату.

Первая встреча Джеки с Шелдоном явно обернулась крупным поражением, то есть все попытки наладить контакт провалились в результате столкновения рвения Джеки и шелдоновского в лучшем случае безразличия по поводу реабилитации. Со временем и их отношения, и состояние Шела улучшились, но прогресс был микроскопическим.

Небольшое улучшение не удовлетворяло Джеки. Он приходил каждый день на работу до начала своего дежурства и оставался часами после него, пытаясь изменить отношение Шелдона и добиться реальных результатов в его восстановлении. Это должно было обеспечить содействие со стороны пациента и, в свою очередь, дальнейший прогресс.

Рода Эвери была в затруднительном положении относительно программы реабилитации Ротмана и её трактовки со стороны Джеки. Просматривая бумаги Шела, она видела, что начатая Джеки программа была медицински обоснована, но вот методы с трудом можно было назвать конвенциональными и проверенными временем. И всё же, и всё же… В ситуации, подобной этой, когда воля пациента была ещё большим препятствием, чем болезнь, часто требовался энергичный и нетрадиционный подход, что и мог обеспечить Джеки.

Более того, рассуждала миссис Эвери, то, что врач и пациент — оба евреи, являлось определённым преимуществом, поскольку хоть как-то их объединяло и могло привести к развитию доверительных отношений. Она желала дать Джеки немного больше времени и гораздо больше свободы — на некоторое время, — чтобы тот сотворил какое-нибудь «чудо». Профессиональный опыт и традиционная методология в данном случае могли стать недостатком физиотерапевта. Что же касается самой терапии, она будет следить за каждым шагом, но предоставит Джеки возможность сломать психологический барьер, за что другие не решались взяться.

Продолжение читайте здесь.

Жалоба

Проголосуйте:

0 баллов
За Против

Добавить комментарий

Терах – кем он был?

Жизнь после смерти. 4-ая часть