image_pdfСохранить в PDFimage_printПечатная версия

Алель

Дни Хануки — это дни прославления Всвышнего и благодарности Ему. Поэтому в утренней молитве Шахарит — после Шмоне Эсре (Амида) — читают Алель. В Хануку мы читаем полный тест Алеля, как и в основные праздники, упомянутые в Торе — Песах, Шавуот и Суккот.

Вставка Аль а-нисим

Кроме того, в молитве Шмоне Эсре — после благословения «Модим» («Мы благодарны Тебе…») и в молитве после трапезы с хлебом Биркат а-мазон — после второго благословения «Нодэ леха» («Благодарим Тебя») — мы добавляем вставку «Аль а-нисим» («За чудеса»).

Еще о вставках в Биркат а-мазон читайте тут.

Если забыли вовремя сказать вставку

Спохватившись до того, как произнесли Имя Б-га в завершении благословения «Модим», надо прочитать вставку в том месте, где вспомнили о ней.

Но, если спохватились только после того, как произнесли Имя Б-га, следует завершить благословение и не нужно возвращаться.

В этом случае стоит прочитать вставку после молитвы — перед тем, как сказать: «Да будут угодны Тебе слова моих уст…». Она говорится как просьба (то есть говорят следующее: «Соверши это ради Имени Своего.., соверши ради святости Своей. Сделай нам чудеса, как Ты делал отцам нашим в их времена, в эти же дни года…»).

Если в Биркат а-мазон вовремя не сказали вставку «Аль а-нисим…» и вспомнили о ней, только произнеся Имя Б-га в завершении этого благословения «Благословен Ты, Г-сподь», не следует возвращаться.

В этом случае стоит прочитать вставку в отрывке «Он, Милосердный…» как просьбу (то есть говорят: «Он, милосердный, сделает нам чудеса и знамения, как Он сделал отцам нашим в их времена, в эти же дни года…»).

Ламенацеах и Таханун

Поскольку дни Хануки – это дни радости, в молитве не говорят Ламнацеах и Таханун.

Чтение Торы

Каждый день праздника в утренней молитве выносят свиток Торы, вызывают к нему 3 человек и читают отрывок о приношениях предводителей колен Израиля из главы Насо.

Жалоба

Проголосуйте:

0 баллов
За Против

Остаток из остатка, или малое число еврейского народа

Прости, что я не понимала твоей боли