Пророк Малахи (ум. в 312 г. до н.э.) был членом Великого Собрания и считался последним еврейским пророком.

Кем он был?

Некоторые мудрецы Талмуда утверждают, что Малахи — это Мордехай,(1) один из главных героев истории праздника Пурим, который, будучи наместником в Персии, в данном случае упоминается под другим именем. Имя Малахи похоже на слово малах — «ангел», а ангел — это тот, кто подчиняется Богу.(2) Другое мнение, с которым многие согласны,(3) это что Малахи — псевдоним Эзры-книжника.(4) А согласно третьему взгляду, Малахи — это настоящее имя пророка, не имеющего никакого отношения ни к Мордехаю, ни к Эзре.

Некоторые современные раввины предполагают, что имя Малахи является отсылкой к последнему пророчеству, упомянутому в его книге, которое начинается со слов Хинени шолеах малахи («Вот, посылаю Я посланника Моего»).(5)

Книга Малахи

Книга Малахи состоит из трех глав-пророчеств, призывающих еврейский народ исправиться и, если они этого не сделают, предвещающих грядущие наказания. Эта книга последняя из серии из 12 книг пророков, известных как Трей Асар («Двенадцать»), или Малые Пророки.

Некоторые предполагают, что пророчества, приписываемые Хагаю, Захарии и Малахи, были на самом деле переданы Всевышним пророкам предыдущих поколений, но обнародованы именно Хагаем, Захарией и Малахи.(6) В тот период времени пророчествовал Ирмияу, и фактически именно он был последним пророком.(7) Тем не менее, Талмуд приписывает завершение пророческого периода Малахи, потому что его пророчества были опубликованы позже.(8)

Альтернативная точка зрения состоит в том, что при жизни Хагая, Захарии и Малахи пророчества среди сынов Израиля продолжались, хотя и в значительно меньшей степени, чем раньше. И действительно, Талмуд учит, что во время второго года правления царя Дария все трое пророчествовали(9) о восстановлении Храма.(10)

«Изъятие» пророчества

Жизнь пророка Малахи приходится на важный, буквально поворотный момент в истории евреев и знаменует собой конец уникальной эпохи пророчества среди сынов Израиля.(11) Талмуд учит: «После кончины последних пророков Хагая, Зехарии и Малахи Божественный Дух пророческого откровения покинул еврейский народ».(12)

Тем не менее, ряд работ времен эпохи Талмуда свидетельствуют о том, что и после смерти Малахи среди еврейского народа присутствовало так называемое Божественное вдохновение. Более того, многие средневековые еврейские труды указывают на то, как достичь определенного духовного уровня, на котором можно получить это Божественное вдохновение, если человек его достоин.(13) Однако Божественное вдохновение отличается по уровню и интенсивности от пророчеств, получаемых в древности,(14) поэтому утверждение Талмуда, что пророчество закончилось после эпохи Малахи, на самом деле подразумевает лишь общее снижение духовности последующих поколений в целом и не исключает при этом возможности рождения в них особых людей, имеющих достаточный потенциал, чтобы достичь уровня пророков.(15)

Любовь по выбору

Несмотря на небольшой объем, пророчества Малахи, начиная с самых первых строк, наиболее красноречиво говорят об уникальных отношениях Бога и еврейского народа:

«Я возлюбил вас, сказал Господь. А вы говорите: «В чем (явил) Ты любовь к нам?» Разве не брат Эсав Яакову, слово Господа! Но возлюбил Я Яакова. А Эсава возненавидел Я…»(16)

Это заявление передает основополагающий принцип еврейской мысли: хотя с человеческой точки зрения может показаться, что братья Эсав и Яаков во всех отношениях равны и что еврейская идентичность не устанавливается божественными предпочтениями, пророк Малахи говорит нам, что еврейский народ избран Всевышним, чтобы быть Его народом.  

Рабби Йосеф Альбо, известный средневековый еврейский философ, мыслитель и раввин, объясняет, что описанная в этих стихах любовь Всевышнего к евреям находится за пределами разума, она не может быть объяснена логически.(17)

Хасидские мудрецы продолжают развивать эту мысль, учитывая уникальные качества, на которых основан выбор Всемогущего. В отличие от человека, который принимает решения, основываясь на конкретных преимуществах и характеристиках объекта или собственном опыте, Бог делает выбор, исходя исключительно из Своей сущности, которая не зависит ни от кого, кроме Него самого.(18) Таким образом, любовь Всевышнего к еврейскому народу безусловна и вечна, и как вечен сам Бог, так и избранный Им народ.

Без изменений

Еще в одном интересном пророчестве Малахи речь идет о центральной мысли еврейской теологии:

«Ибо Я, Господь, не изменился, и вы, сыновья Яакова, не исчезли».(19)

В начале ежедневных молитв мы читаем такое заявление Малахи:

«Вы были такими прежде, чем был создан мир; и вы такие же с тех пор, как мир был создан».(20)

Постоянное и неизменное существование Бога — это фундаментальный принцип веры, на котором основан иудаизм. И в этом принципе подразумевается признание того, что с актом творения Бог никоим образом не изменяется.

Маймонид пишет:

«Тот, кто вечен, постоянен и никоим образом не подвержен изменениям; Он неизменен в Своей Сущности, и поскольку Он состоит только лишь из Своей Сущности, Он ни в коей мере не изменчив; Он не изменчив в Своем отношении к другим вещам, потому что между Ним и любым другим существом нет никакой зависимости… и, следовательно, не может быть никаких изменений в отношениях. Следовательно, Он неизменен во всех отношениях, как Он прямо Сам заявляет: «Я, Господь, не изменился»(21):то есть во Мне нет никаких изменений».(22)

Хасидские мудрецы разъясняют это, говоря, что, поскольку влияние мира на Всевышнего действительно полностью сведено на нет, но при этом мир полностью объединен с Ним, Он остается Один после того, как мир был создан, так же, как и до его создания.(23)

Малахи также подразумевает, что неизменность Бога — это то, что заложено в вечную природу еврейского народа («И вы, сыновья Яакова, не исчезли»). Даже если происходящие события, как иногда кажется, указывают на то, что Бог оставил Свой народ, Малахи напоминает нам, что Сам Бог не меняется, и Его любовь к Его народу всегда неизменна. И точно так же, как Он не может прекратить Свое существование, еврейский народ будет существовать вечно.(24)

Тема вечности еврейского народа обращает нас к последним строкам книги пророка Малахи, где говорится о приходе Машиаха:

«Вот, Я посылаю к вам пророка Элияу перед наступлением дня Господня, великого и страшного. И возвратит он сердце отцов к сыновьям, и сердце сыновей к отцам их…»(25)


Сноски

  1. Мегила, 15a.
  2. Маарша, там же.
  3. См. Таргум Йонатан, Малахи 1:1; Рабейну Хананэль, Мегила, там же. Раши, Малахи, 2:11. Тосафот, Ктубот, 16a; Йевамот, 86б. Кузари, 3:65. Меири, Авот, 1:1. Радак, малахи, там же.
  4. Мегила, 15a.
  5. См. Оцар Исраэль (Эйзенштейн), Малахи (т. VI, стр. 209). Энциклопедия Почетных Степеней в Израиле, стр. 1550.
  6. Это согласуется с мнением Мидраша о том, что все пророчества сначала были переданы на Синае и позже уже открыты пророками, когда настало их время (См. Раши, Малахи, 1:1).
  7. Мидраш Агада, Бемидбар, 30:15. Песикта д’Рав Кахана, стр. 116a.
  8. См. Мидраш Агада там же, где заявлено: «Пророчества были переданы им [на хранение]».
  9. Мегила, 15a.
  10. См. Хагай, 1:1. Радак, там же.
  11. Бава Батра, 14б.
  12. Йома, 9б. Сота, 48б. Тосефта, там же, 13:4; Сангедрин, 11:1.
  13. См. Пиркей Гилуим, введение к Вопросы и ответы с Небес (Марголис), стр. 25-41.
  14. Ликутей Сихот, т. XIV, стр. 73, запись 20.
  15. См. Ликутей Сихот там же, где язык Талмуда демонстрирует максимальную точность в том смысле, что слово, выбранное для описания отмены пророчества — это нисталка, что в переводе с иврита означает изъятие, а не батла («аннулированние») или паска («сокращение»). Сравните с Гриз ха-Леви, Малахи, там же.
  16. Сефер ха-Йекарим, 3:37.
  17. Малахи, 1:2-3.
  18. См. Тора Ор, стр. 120с, Ликутей Тора (Гимел Паршийот) 37а, Ор ха-Тора Берешит, т. III, стр. 565а, и Ликутей Сихот, т. IV стр. 1341, т. VII стр. 25, т. XXXVI стр. 50.
  19. Малахи, 3:6.
  20. Ялкут Шимони, Ваэтханан, 836.
  21. Малахи, 3:6.
  22. Путеводитель Заблудших, (Море Невухим), I:XI.
  23. См. Щаар ха-Ихуд ве-ха-Эмуна, гл. VII.
  24. Рамбам, Игерет Тейман.
  25. Малахи, 3:23-24.