Поколение назад, если молодой человек приходил домой и заявлял родителям, что решил жениться на нееврейке, те воспринимали эту новость, как сообщение о смерти сына. В этом случае семья «покойного» проводила семь дней в трауре, как полагается родственникам умершего, и порывала с ним всякую связь. Смешанный брак расценивался как последний шаг, предшествующий крещению.

Тора описывает лишь один случай, когда частный человек не был наказан за то, что взял правосудие в свои руки и покарал грешников. Случай этот касался смешанного брака. Речь идёт о Пинхасе, на глазах у всего народа убившего главу колена Реувена и его любовницу нееврейку.

Сегодня очень большая часть евреев по всему миру состоит в браке с неевреями. С течением времени такое положение вещей становится всё более приемлемым, с точки зрения еврейской общественности. И в рамках иудаизма всё больше либеральных организаций начинают выражать готовность признать легитимность смешанных браков. Даже Государство Израиль, которое в прошлом отнеслось к смешанному браку одного из израильских дипломатов за рубежом как к принципиальной проблеме, сегодня не видит в этом ничего предосудительного, вследствие чего такие браки в наши дни стали распространённым явлением в дипломатических кругах.

В Америке, где вопрос о признании однополых браков остро стоит на повестке дня, либеральные течения иудаизма уже давно признали их легитимными. И это несмотря на то, что такая позиция находится в полном противоречии со сказанным в Торе прямым текстом.

Вопрос о легализации однополых браков можно уподобить вопросу о легализации проституции, который тоже периодически обсуждается в различных странах мира. Действительно, проституция, равно как и спрос на неё, существует во всём мире. Давайте задумаемся, однако, какое влияние окажет требование наделить законным статусом публичные дома на моральные устои общества и государства, и к каким последствиям это может привести.

Традиционный еврейский подход гласит, что Алаха, установленная в соответствии с толкованием Торы, основанном на устном предании, не может быть изменена из-за давления извне или снаружи. Уровень соблюдения или несоблюдения обществом заповедей при этом не имеет никакого значения. То, что общество пренебрегает некой заповедью или нарушает некий запрет, никак не влияет на обязанности их соблюдения.

Классический случай, рассмотренный в Талмуде, касается дня недели, в который было принято устраивать свадьбы.

(Ктубот 3б)

Учили: «Из-за чего сказали, [что] девственница выходит замуж в четвёртый день [недели] (среду)? Если у него (жениха) есть претензии по поводу девственности (невесты), идёт с утра-пораньше в раввинский суд, (заседавший по четвергам)». А пускай выходит замуж в первый день недели (воскресенье), и если будет у него претензия по поводу девственности — пойдёт с утра пораньше в раввинский суд, (заседавший также по понедельникам)? Были старательны мудрецы в своей заботе о дочерях Израиля [и постановили свадьбу в четвёртый день недели], чтобы человек трудился над организацией свадьбы три дня: первый, второй и третий дни недели, на четвёртый брал бы её в жёны. А с [появлением смертельной] опасности и далее появился у людей обычай брать в жёны в третий [день недели], и не протестовали против этого мудрецы.

Что это за [смертельная] опасность? Если скажешь, что сказали (притеснители): «Девственница, выходящая замуж в четвёртый [день недели], будет убита». (Почему говорится) «Появился обычай»? (Надо было) совсем отменить (постановление). Сказал Раба, что сказали (притеснители): «Девственница, выходящая замуж в четвёртый [день недели], должна быть передана гегемону для совокупления». Разве это опасность? Это изнасилование, (которое не представляет смертельной опасности). Поскольку есть скромные девушки, готовые пожертвовать жизнью и пойти на казнь, которые подвергались смертельной опасности. А объяснить им, что изнасилованная (жена) разрешена (мужу)? Есть развратные, (которые станут запрещены мужьям, поскольку вступили в запретную связь добровольно), и есть также жёны коэнов, (запрещённые и после изнасилования). А отменить (постановление)? Гонения рано или поздно прекращаются, (поэтому) не отменяют постановление мудрецов из-за гонений.

Отрывок, приведённый выше, обсуждает постановление мудрецов, регламентирующее дату свадьбы. Постановление это оставалось в силе даже тогда, когда возникала опасность для жизни, связанная с правом первой ночи гегемона, а также опасения, что будут женщины, готовые добровольно пойти на запретную связь. Таким образом, если закон был установлен, то для компромиссов места больше нет.

Несомненно были случаи, в которых наши мудрецы посчитали необходимым внести изменения в то, что предписывала Тора, например, в случае запрета трубить в шофар в праздник Рош а-Шана, выпавший на Шаббат. Это постановление мудрецов было призвано остановить нарушение запретов, связанных с Шаббатом, ставшее следствием желания людей исполнить заповедь трубления в шофар любой ценой. Люди считали заповедь шофар более важной, поэтому были готовы нарушать Шаббат, чтобы исполнить её. Тем не менее во всех своих нововведениях мудрецы строго руководствовались тринадцатью правилами толкования Торы, перечисленными в Брайте раби Ишмаэля, наряду с общими правилами Алахи, передававшимися из поколения в поколение.

Реформистский иудаизм, однако, всегда старался привести заповеди Торы в соответствие с духом времени и давлением извне. Если сложно собрать людей в синагогу субботним утром, можно перенести Шаббат на воскресенье. Если трудно противостоять напору однополых пар, можно организовать им хупу по всем правилам.

Некоторое время назад некая реформистская женщина-раввин организовала в Москве первую лесбийскую хупу. Большинство реформистских организаций России были шокированы происшедшим и поспешили выйти из объединения реформистских общин России. Российские раввины-реформисты незамедлительно дистанцировались от поступка раввинши и исключили её из своих рядов. Интересно, что реформистское движение в Америке с энтузиазмом приветствует организацию однополых браков. Почему же тогда то, что считается в Америке заповедью, в России считается запретом? Разве у реформистов две Торы? Всё объясняется гораздо проще: в России и евреи, и неевреи ни в коем случае не готовы признавать легитимность однополых браков, в то время, как в Америке это превратилось в неотъемлемую часть мировоззрения либеральных кругов страны. Таким образом, речь больше идёт не о Торе и заповедях, а о ни к чему не обязывающих рекомендациях, связанных с красивым древним текстом. С таким же успехом, текстом этим могла стать пьеса Шекспира или роман Достоевского.

Подобная философия превращает Тору и заповеди в инструмент секуляризации, в средство погони за конъюнктурой и в достижение сиюминутных политических целей.

Действительно, и в ортодоксальных общинах случается, что некоторые прихожане нарушают Шаббат для того, чтобы приехать в синагогу. Разница, однако, состоит в том, что такое поведение не получило одобрения раввина, и люди, поступающие так, делают это по своему усмотрению.

Пинхас, сын Элазара, внук Аарона-коэна, убил главу колена Шимона и его любовницу-мидьянку не потому, что они жили в смешанном браке. Грех Зимри, сына Салу, главы колена Шимона, был более серьёзным, чем просто запретная связь с нееврейкой.

Схватил её за волосы и привёл её к Моше. Сказал ему: «Сын Амрама, эта запрещена или разрешена? А если скажешь, что запрещена, то дочь Итро кто разрешил тебе? (Санэдрин 82а)

Целью Зимри было изменение Алахи, он хотел получить от Моше официальное признание легитимности своего семейного положения. Если бы Зимри тайно жил со своей избранницей у себя в шатре, крайне маловероятно, что он «удостоился» бы такого внимания от Пинхаса.

Смешанные браки — это начало конца еврейской жизни. Всякий, кто надеется построить еврейскую семью и вырастить еврейских детей с нееврейской супругой, занимается самообманом. Мировая статистика показывает, что верным является обратное.

Еврейское образование — это единственное лекарство от ассимиляции, своего рода «пенициллин». Лекарство это может быть горьким на вкус, но оно совершенно незаменимо в том, что касается заботы о продолжении существования еврейского народа в следующих поколениях. В моём кабинете периодически оказываются родители, которые в слезах рассказывают мне о том, что их ребёнок решил вступить в брак с неевреем. Они говорят мне, что уже и не знают, что делать, и просят меня решить их проблему, избавить их от этой напасти. Родители эти попусту тратят своё время, поезд уже давно ушёл. Для того, чтобы дети считали важным оставаться евреями, нужно было смалу заботиться об их еврейском образовании.

Нельзя защитить молодёжь от ассимиляции с помощью одноразовых поездок в Израиль и ежегодных посещений синагоги.

Чему подобен такой подход? Представим себе человека, который воспылал желанием привить своему сыну любовь к классической музыке. И вот отец часами рассказывает ребёнку о музыкальной теории и великих композиторах прошлого. Когда же сын просит у отца дать ему послушать хотя бы один из шедевров классической музыки, отец отвечает ему, что не считает это важным.

Как родители могут надеяться на то, что их сын женится на еврейке, если он не понимает ни слова на святом языке и ничего не знает о Торе? Как можно думать, что детям важна приверженность к еврейской традиции, если единственное, что они знают о ней, — это то, что в Песах едят мацу, а в Хануку раздают деньги?

В советские времена сохранению еврейского народа на протяжении поколений способствовал антисемитизм. Даже когда евреи не знали, что такое иудаизм, окружающие народы не спешили вступать с ними в брак. Сегодня, когда антисемитизм проявляется не так явно, сами евреи должны понимать важность продолжения цепочки еврейских поколений. Каждый еврей должен сам стремиться к тому, чтобы не стать последним звеном в цепи поколений, начавшейся три тысячи лет назад.

Если еврейское образование можно сравнить с занятиями спортом, укрепляющими тело и предотвращающими сердечные заболевания, то гиюр нееврейской супруги — это коронарное шунтирование, позволяющее обойти проблематичные участки сосудов сердца. Операция эта крайне сложна и болезненна, и оставляет после себя заметные шрамы. Вне всякого сомнения лучше заниматься спортом, чем ложиться под скальпель хирурга.