Разрешено ли ампутировать третью руку?

Да или нет, перед такой дилеммой нас поставил один израильский ребенок, родившийся с тремя полноценно функционирующими руками.

Думаю, на данный вопрос следовало бы ответить утвердительно, потому что это можно рассматривать как «рефуа» — излечение. Знаменитый иерусалимский авторитет рабби Моше Штернбух может это подтвердить.

Благодаря такой «косметической» операции ребенок мог бы получить множество преимуществ, как в психологическом, так и в социологическом плане. И хотя три руки для офисного работника просто мечта, в данном случае следует защитить ребенка от насмешек и издевательств с самого раннего возраста.

Можно ли пожертвовать целой, здоровой частью тела, чтобы в результате жизнь человека стала лучше?  Не нарушаются ли при этом моральные нормы? Давайте обсудим эти и другие вопросы.

Физические несовершенства часто играют чрезвычайно важную роль. Опросы общественного мнения показали, что пациент, прибегающий к помощи косметической хирургии, чаще всего хочет иметь внешность, которая не привлекала бы излишнего внимания. У такого пациента возникает ощущение, что, например, его уродливый нос или оттопыренные уши всем бросаются в глаза. При этом для пластического хирурга зачастую имеет значение здоровье его пациента, а не красивая внешность, которую можно сформировать при помощи хирургии.

Косметический хирург готовится оперировать, ознакомившись с решением, которое пациент принял в отношении части своего тела, желая ее усовершенствовать. При этом реализуется его установка психологии тела.

Собственная концепция

У каждого человека есть самооценка, субъективный личный опыт: чувства, мнения и пережитое — все это всегда при нем. И это не статичная картина; она может значительно измениться вследствие поведения и размышлений человека, как и ответ на реакцию на него людей.

У каждого есть связь со своим телом, мнение и суждение о нем. Мнение тела — часть самооценки, она включает в себя ряд суждений о своей личности, а также о теле. Идея тела — это совокупность субъективных и оценочных суждений, таких как уродливое, красивое, привлекательное, сильное, нездоровое и т.п.

В каждой культуре в любое время можно говорить о предпочтительном внешнем виде. Кроме того, существуют различия в восприятии своего тела между полами: женщины, как правило, гораздо лучше осознают важность оценки различных частей тела. Идея тела у них играет центральную роль в самооценке. Мужчинам почти всегда требуется много усилий, чтобы прояснить для себя смысл тела. Зачастую в их представлении оно играет второстепенную роль. Об этой установленной наукой разнице между мужчинами и женщинами говорится даже в Талмуде, Мидраше и Респонсах.

Почему один человек хотел бы, чтобы его внешность изменилась, а другой нет? У пациента, который приходит к косметическому хирургу, скорей всего превалирует безрадостное впечатление, что его (или ее) тело выглядит не так, как он (или она) хотел бы, или не так, как этого желает его/ее окружение. Такой человек чувствует себя несчастными в своем теле,  и собственная внешность внушает ему антипатию.

Woman receiving Plastic Operation

Что можно, а что нет? Принципы и аргументы

Как иудаизм относится к улучшению внешности с помощью хирургического вмешательства?

Пластическая хирургия — это область эстетической медицины, которая улучшает внешность, устраняет косметические недостатки. Операция может быть эстетической и реконструктивной. Если эстетическая нацелена на то, чтобы улучшить облик, гармонизировать пропорции, устранить дефекты внешности, скорректировать возрастные изменения, то реконструктивные операции проводятся, чтобы воссоздать естественную анатомию части тела, которая пострадала в результате травмы или тяжелого заболевания.  Если речь идет об изменении существующей анатомической реальности, которая в пределах нормы, но человек воспринимает ее как неприятную, при определенных обстоятельствах такая операция даже разрешается Алахой.

Теперь посмотрим, какую роль играют следующие проблемы:

  1. Запрещается без необходимости причинять вред телу. Настолько ли важно хирургическое вмешательство, чтобы оправдать нарушение его целостности?2. Каждая операция несет определенный риск для жизни. А когда применяется полный наркоз, всегда. Можно ли подвергать себя такой опасности в косметических целях?

    Рабби М. Клейн проводит различие между косметической хирургией, которая служит для приукрашивания тела или для противодействия процессу старения, и пластической, помогающей устранить дефекты тела, врожденные или возникшие. В Талмуде перечислены более 140 физических недугов, которые не позволяют коэну участвовать в храмовом богослужении. Рабби М. Клейн приходит к окончательному заключению, что косметическая хирургия должна позволять в какой-то мере облегчить психическое неудобство.

Рабби Дж. Брейш полагает, что вмешательство в организм, неизбежное при любом хирургическом действии, допускается не только по медицинскому показанию, но и для облегчения боли. Еврейский кодекс Шулхан Арух заявляет, что сын не может нанести вред своему отцу даже по медицинским соображениям. Он не должен выполнять кровопускание, ампутировать части тела.

Но рабби Моше Иссерль (1520-1577) добавляет к этому утверждению, что, если отец испытывает боль и в этом районе нет врача, сыну может быть позволено провести кровопускание или ампутацию, чтобы прекратить боль. Тогда облегчение боли будет подпадать под заповедь об исцелении, так что запрет на нанесение раны отсутствует.

Психическая травма

Тосафот (1250) расширяет термин «боль» до «психической травмы». Когда определенное душевное состояние мешает кому-то находиться среди людей, это считается болью, и запрет на «нанесение раны» отменяется. Поэтому и раввин Брейш, и раввин Клейн выразили мнение, что, если это приводит к тому, что из-за физического недуга человек избегает нормальных социальных контактов, то этого достаточно, чтобы оправдать косметическую операцию.

По словам главного раввина Англии сэра Иммануэля Якобовица, следует разрешить косметическую операцию, если из-за внешности обнаруживаются проблемы при поиске работы или партнера для создания семьи, поскольку это мучение не менее болезненно, чем серьезное социальное дискриминирвание из-за физических отклонений.

Должно быть ясно и понятно, что косметическая хирургия -роскошное, модное явление, в иудаизме не в почете.

И хоть в наши дни риск умереть во время операции из-за анестезии становится все меньше и меньше, тем не менее, раньше это было важной причиной задуматься. Допустимо ли подвергать опасности собственную жизнь, чтобы облегчить душевную боль?

По словам раввина Брейша, для того, чтобы уменьшить боль, позволительна даже ампутация.

Вывод большинства мудрецов заключается в том, что разрешается подвергаться рискам, которые общество в целом оценивает как приемлемые. На мой взгляд, риск косметико-хирургической процедуры сегодня тоже подпадает под эту категорию.

Интересно при этом мнение Нахманида о любом медицинском вмешательстве: «Излечение — это не то, что никак не связанно с опасностью: то, что лечит одного, другого убивает». Говоря это, раввин и средневековый врач из хотел сказать, что всякое целительство всегда сопровождается риском. Терапия несет в себе определенную опасность, но, согласно Алахе, не следует слишком беспокоиться об этом, потому что риск уже заранее включен в общий план терапевтического лечения. И если человек испытывает серьезные психические страдания, косметическая операция разрешается.